Home Risen Risen2 Forum English Russian
Основные разделы - Новости - Архив новостей - Сообщить о новостях - Баннеры и подписи - Файлы - Загрузка файлов Форумы - Forenbersicht

-> Deutsche Foren   -> News-Forum   -> Diskussion   -> Gyrger-Kneipe   -> Hilfe   -> Technische Hilfe   -> Modifikationen

-> English forums   -> News Board   -> General Discussion   -> Help   -> Modifications

-> Русские форумы   -> Форум новостей   -> Дискуссия   -> Прохождение   -> Архив   -> Творчество

-> World of Gothic (RU)   -> Gothic : Дискуссия   -> Gothic : Моддинг   -> Arcania : Дискуссия   -> Наши увлечения

Registrieren Hilfe Kalender Heutige Beitrge
Seite 1 von 2 12 Letzte »
Ergebnis 1 bis 20 von 22
  1. #1 Zitieren
    Krieger Avatar von Wilde
    Registriert seit
    Aug 2009
    Beitrge
    437
    Выложу-ка здесь свои старые рассказы. Появятся новые - тоже добавлю их сюда.

    ВЕЧЕР НА МАЯКЕ


    - Мне нравится твой маяк, - проговорил, оглядевшись, Безымянный.
    - Спасибо, - ответил старый Джек. - Поднимись наверх. Оттуда открывается такой потрясающий вид! И вообще, чувствуй здесь себя как дома...
    Вдоволь насладившись зрелищем городских крыш, гавани, окрашенной лучами заходящего солнца в розовый цвет, и потемневших крон деревьев большого леса, Безымянный легко сбежал по лестнице вниз. Старик хлопотал у плиты, что-то ворча под нос. По жилищу, расположенному в нижней части маячной башни, разливался аппетитный запах жареной рыбы.
    - Уже уходишь? - обернулся смотритель к нашему герою. - Может быть, поужинаешь со мной, а заодно и заночуешь? Время позднее.
    - Не откажусь, - сказал Безымянный. Ему не очень-то хотелось спускаться в сумерках по дороге, проложенной по самой кромке пропасти.
    - Тогда садись, рыбка уже поспела... Отлично! - обрадовался старик, увидев, что Безымянный поставил на стол глиняную бутыль с вином.
    Когда с ужином было покончено, они расположились возле уютно потрескивающего очага. Смотритель маяка задумчиво глядел в огонь, на его изборожденном глубокими морщинами лице плясали багровые отсветы.
    - О чем задумался, приятель? - спросил Безымянный.
    - Да воспоминания что-то нахлынули. Молодость вспомнил, первое плавание... Я же здесь родился, на Хоринисе. Правда, не в городе, а в маленьком поселке лесорубов. Знаешь таверну "Мертвая гарпия"? Так вот, если идти к таверне по каменному мосту и сразу за ним повернуть направо, то между скал, на самом краю обрыва, стоит маленький поселок... Вернее, стоял. Его орки сожгли недавно. Хотя там уже почти никто и не жил.
    - Знаю. Видел развалины.
    - Раньше там четыре хижины насчитывалось. Да еще в пещере старушка одна жила, травница. Лечила, если кого зверь порвет или деревом придавит. От простуды тоже пользовала... А в одном из домов я и родился.
    Отец в лесу охотился, деревья валил вместе с соседями, смолу собирал. Тогда ведь лодок и кораблей много строили, не то, что сейчас. Столярам, опять же, древесина хорошая требовалась. Лес в те времена гуще был, глуше. Таверна посреди чащи стояла, а фермы Акила вовсе еще не было...
    Я в семье был младшим. Двое братьев отцу уже помогали, а я пешком под стол ходил. Потом среднего брата деревом задавило. Насмерть. Он как раз жениться собирался...
    Через несколько лет, мне шестнадцать было, отец попал в городскую тюрьму. Взял у одного торговца товаров в долг, а расплатиться не смог - обманули его при продаже досок и смолы. Мать так убивалась. Потом отца отпустили, а старшего брата мракорис помял. Он всю оставшуюся жизнь хромал сильно...
    Работали мы целыми днями, но часто приходилось ложиться спать на пустой желудок. И тогда я решил, что больше не хочу так жить. Собрался и пошел в порт. Родители отговаривали, но я упрямый был, нанялся юнгой на одну торговую посудину.
    В первый год службы мне и не платили вовсе. Только выдали штаны, куртку и кормили с остальными матросами. Ох, и тяжело мне тогда приходилось! Помыкали все подряд, как хотели. Работы полно было - то подай, это принеси. И на погрузке наравне с остальными вкалывал. Но ничего, выжил. Научился кое-чему: с парусами управляться, по плотницкому делу немного... Посудина старая была, текла то и дело, чинили после каждого шторма.
    Когда на другой корабль нанялся, стали мне уже полное жалование платить. Да и судно было получше - на материк частенько с рудой ходили, оттуда ткани возили, ковры, посуду - здесь же их никто не делает. Семье начал помогать понемногу.
    Вскоре началась очередная война с Варрантом. Корабль наш по приказу короля мобилизовали для подвоза продовольствия войскам. Один раз благополучно сходили, а во второй - встретились с парой варрантских галер... Немногие тогда спаслись, но я выплыл. Пошел на службу в королевский флот. Служил несколько лет, в боях участвовал, ранен был не раз, а как война утихла, снова ушел на торговое судно. После на китобое ходил, возил жемчуг и перец с Южных островов, с одним сумасшедшим паладином на север плавал - новые земли для короля открывать... Много всего было. Теперь вот здесь якорь бросил, у последнего своего причала.
    - Изрядно, наверное, повидал разного? - спросил Безымянный, с интересом глядя на старика.
    - Да уж, всякое бывало, - медленно проговорил Джек. Глаза его вновь подернулись дымкой воспоминаний.
    * * *
    - Помню, во время войны дело было. Привел наш капитан судно в бухту на севере Варранта. Встретиться он там с кем-то должен был. Донесение передать, что ли, не то пленника важного забрать, уж не знаю точно.
    Ночь глухая стояла, ветреная. Спустили мы лодку на воду и вдвоем с еще одним моряком сели на весла, а капитан взялся за руль. Гребем потихоньку, лодку на волнах подбрасывает, чуть не опрокидывает. Но ничего, к берегу подошли, лодку на песок выволокли. Капитан наш на берег вышел, ладони у рта трубой сложил и крикнул совой. Подождал и еще раз закричал.
    Вот из темноты человек выходит. Стоят они с капитаном, говорят о чем-то. Нам ни слова не слышно - прибой шумит, ветер свистит в скалах. Горячий ветер, сухой, из пустыни, а сзади волны... И вдруг видим - человек, что стоял с капитаном, падает на песок. А капитан наш назад пятится и меч достает. Мы поняли, что не так что-то пошло, и стали лодку на воду сталкивать. Но тут огни на берегу вспыхнули. Много огней, не меньше десятка. Слышим, как кто-то кричит, чтобы мы оружие бросили и сдавались, иначе нас перестреляют. Делать нечего, капитан меч на песок уронил, а следом и мы сабли и арбалеты побросали.
    Ну, думаем, отвоевались. Загонят нас теперь на рудники, там и сгинем. А варрантцы ближе подходят, смеются, шныжьи дети. И вдруг рев, крики! Арбалеты защелкали. Это мракорис у них из-за спин вылез на наше счастье. Видно, спал где-то поблизости, а они его потревожили. И давай их когтями драть. Мы аж замерли с испуга, а капитан к лодке бросился и нас зовет. Мы опомнились и следом. Пока варрантцы со зверем управились, мы уж на полсотни саженей от берега отошли. Они, конечно, вслед стреляли, капитана ранили. Но темно было, и стрелы все больше мимо летели. Так мы и спаслись. Когда на борт поднялись, капитан велел навести пушки на берег бухты и дать залп...
    А я ведь с детства мракорисов ненавидел. Не думал, что один из них мне жизнь спасет. Потом, когда рассказывал эту историю, никто мне не верил.
    - Почему?
    - Говорят, не водятся мракорисы в Варранте. Должно быть, из Миртаны пришел, чтобы земляков выручить, - улыбнулся старик.
    * * *
    - Один раз я в рабство чуть не угодил. Это уже после войны случилось. Нанялся корабль к одному торговцу. Судно новехонькое было, впервые в дальний рейс шло. Его здесь, на Хоринисе построили. Крепкий такой кораблик, остойчивый.
    А хозяин, он же капитан, проходимец тот еще оказался. Нас, правда, не обижал, но с законом у него нелады были. Вот и в тот раз загрузил он трюм шкурами, а под них ящики с рудой спрятал. И вез их совсем не для королевских оружейников.
    Мы, про это дело узнав, струхнули было. Судья-то не станет разбираться, кто контрабандист, а кто по незнанию в команду нанялся - всех без разбора на каторгу упечет. Но ничего, пронесло. Хозяин наш кому-то в порту на лапу дал, стражники сверху в шкурах слегка порылись, да и выпустили нас на все четыре ветра.
    Однако дойти до материка нам было не суждено. В то время в море между Миртаной и Хоринисом орудовали пиратские шайки, на которые власти все никак не могли найти управу. Вот наш капитан и решил взять дальше на север, чтобы с ними не встретиться. Но там мы наткнулись на мель возле какого-то островка. Осадка у нас из-за груза была большая. Туман в тот день наполз густой, как молоко. Ветра почти не было, и мы двигались очень медленно. Когда почувствовали толчок, даже не сразу поняли, что сели на мель. Время позднее было, и капитан велел всем спать, а с утра приниматься за работу.
    Разбудили нас пираты. Они потихоньку подошли на своей посудинке и поднялись на борт. Мы и за оружие едва успели взяться. Они долго думать не стали, постреляли почти всех. Капитана зарубили, когда он одного разбойника ранил. А мне дали по затылку, пока я топором от какого-то лысого головореза отмахивался. Еще кока живым взяли. Бедняга проснулся только, когда его вязать начали - здоров был поспать.
    Приковали нас цепями к переборке в трюме. Часть груза они оттуда выкинули, чтобы осадку уменьшить и с мели сняться. Так мы и сидели на цепи несколько дней. Кок молился все время, а я скобу расшатывал, к которой цепь крепилась. А потом в трюм привели еще кучу народу: мужчин, женщин. Суматоха поднялась. Все орут, пираты злятся. Ну, я время выждал, скобу выдрал из переборки, по трапу взбежал, через фальшборт прыгнул, да и был таков. Пираты сразу вслед стрелять начали, но на мое счастье темно уже было, не попали.
    Вскоре я стал выбиваться из сил. До берега далеко, а цепь на дно тянет. Греб я, греб, и чую - не выдержу больше. Уже и воды соленой нахлебался. Вдруг слышу плеск весел неподалеку. Думаю, что пираты за мной вернулись. Делать нечего, стал звать на помощь.
    Появляется из темноты лодка, а в ней сидит здоровенный кто-то. Одной рукой меня подхватил и втащил на борт. Я смотрю: орк! Ну, все, думаю, теперь точно - смерть. А он молча меня до берега довез, из лодки вытолкнул и погреб восвояси.
    - Что ж, бывает. Мне орки тоже не раз помогали, - произнес Безымянный, вспомнив Урр-Шака и Таррока.
    * * *
    - Пришел я после того побега в Венгард. Сам в лохмотьях и синяках, на запястьях ссадины от цепей, за душой - ни единой монеты. Дня два или три по городу таскался голодным. А тут слышу, глашатай на площади объявляет набор команды для плавания. Паладин Дитмар, дескать, собирается отплыть за дальние моря, чтобы отыскать во славу Инноса новые земли для Миртанской короны. Смотрю, желающих что-то немного. Ну, я и вызвался.
    Не раз потом пожалел, что пошел в это плавание. Судно - старая нордмарская шнека, слегка подлатанная и переделанная: весла и боевые кастли с нее убрали, палубу настелили по всей длине и оснастку заменили. И назвали это чудо "Цветок серафиса"! Шкипер - молокосос, курс толком проложить не может. Команда - сброд, половина вовсе не моряки. А сам паладин Дитмар статую Инноса поставил на мостике и молится день и ночь напролет.
    Ну и натерпелись мы тогда! Пошли на северо-восток. Ветер встречный почти все время дул, шнека с галса на галс переваливается, как кротокрыс в луже, в днище течь открылась. Только вахта у парусов закончится, уже надо к помпе идти, воду откачивать. Сырость постоянная, холод, еда скудная. Потом и вода протухла. Но тут мы, как раз, открыли неведомые острова. Собственно, не острова, а так, несколько голых скал. Но на одном островке оказался источник, мы смогли запасти воды и завалить пару шныгов. Мясо у них вонючее, в горло не лезет. Однако лучше, чем ничего.
    Мы думали, что теперь назад повернем, но паладин велел дальше идти. Парни взбунтовались было, но когда Дитмар рулевого Гая мечом пополам развалил, сразу успокоились. Вскоре и еще один остров увидели - горбатый весь, черный. Идем к нему, а он не приближается. Вот, наконец, подошли ближе, но тут стемнело. А утром смотрим: остров опять далеко и вообще в другой стороне. И так несколько раз он нас обманывал. Моряки шептаться начали, что проклятый это остров, некроманты на нем обосновались. А паладин знай себе гонит корабль к острову-призраку. Так бы мы там и пропали, но, хвала Аданосу, на наше счастье шторм разразился, и паладина вместе с его статуей смыло за борт. А может, и столкнул кто...
    Как буря утихла, стали пробираться на юг. Течь усилилась, шкипер представления не имеет, где мы находимся. Устали все, оголодали, отчаялись. Но все-таки доковыляли до Хориниса. Посудина наша недалеко от берега затонула, а мы едва вплавь добрались. Все из-за паладина этого неугомонного!
    - Ну, он же не для себя старался, а ради славы королевства, - попытался заступиться за Дитмара Безымянный.
    - О людях нужно в первую очередь думать, а уже потом о славе, - проворчал Джек.
    * * *
    - На китобое я несколько лет ходил. Тоже всякое бывало: киты лодки разбивали; от пиратов как-то в скалах прятались. А раз такое приключилось, что не верит никто, когда рассказываю.
    Охота в тот раз была неудачной. За два месяца добыли только одного кита, а как только начали его разделывать и ворванью бочки наполнять, поднялся шторм. Пришлось тушу бросить и уходить от островка, на берегу которого мы работали, в открытое море. Иначе выбросило бы нас на скалы, и поминай, как звали.
    Долго нас буря носила. Такого ужасного шторма на моей памяти больше ни разу не было. Но ничего, и он утихать стал. А тут, на беду, вынесло на нас это дерево. Здоровое такое бревно, смыло его где-то с берегового обрыва и носило по морю. И надо же тому случиться - море широкое, а наш корабль с тем бревном не разминулся. Получили мы пробоину в носовой части. Вода внутрь хлещет, мы ее откачиваем, пробоину затыкаем, чем можем. Воды, однако, все больше, а сил все меньше. И вдруг - такой удар, что все, кто на ногах стоял, кубарем полетели. Наткнулись на что-то. Зато нос приподнялся и вода течь перестала.
    Мы подумали, что на мель сели. Решили, что если буря не утихнет окончательно, то судно волнами разобьет. Но волны накатывают, а нас раскачивает вместе с этой "мелью". Как рассвело, ветер поутих, стали смотреть, что за чудеса. Оказалось, мы форштевнем въехали на тушу чудовища. И не кит это был вовсе. Сама зверюга втрое длинней нашей посудины, чешуйчатая. Голова, как у дракона на картинке, а лапы короткие и похожи на ласты.
    Пробоину мы заделали, а у чудища капитан велел голову отрубить и взять с собой. Мы канаты за клыки зацепили и кое-как втащили голову на палубу. Но дни жаркие стояли, башка протухла и начала так вонять, что даже у бывалых китобоев глаза слезились. Пришлось выбросить. Теперь никто не верит, что и вправду это все было.
    - Я верю. Сам таких тварей видел, только помельче... - сказал Безымянный, вспомнив свое неудачное купание в Яркендарской бухте у пиратского лагеря.
    - Не может быть! Где?
    - Недалеко, около Хориниса. К северо-востоку отсюда.
    - Надо же! Я и не думал, что тут они тоже водятся.
    * * *
    - Хотя, старые моряки и не такое еще рассказывали. Служил со мной как-то старик один. Окиром звали. Зашли мы в порт, в таверну ввалились всей гурьбой, пива заказали и начали байки травить. Окир слушал, слушал, а потом рассказал, что с ним будто бы в молодости произошло.
    Говорит, ходили они к Южным островам. Закупили дорогой древесины, жемчуга немного. Деревушку какую-то напоследок слегка пограбили, и отправились назад. И все бы ничего, но штурман у них лихорадку подхватил, да и помер. А капитан - купец купцом - в торговле мастак, а как курс проложить, не знает. Помолились Аданосу и пошли наугад, лишь бы к северу.
    Долго они блуждали, и в один прекрасный день заметили гористый остров с пальмами. Якорь бросили. Капитан у них храбрецом не был, поэтому послал четверых моряков, в том числе и Окира, на берег, а сам с прочими людьми на судне остался.
    Парни в лодку сели и отправились. Долго у берега кружили, пока не отыскали место, где можно было высадиться. Нашли козью тропу и пошли по ней. Тропа крутая, вокруг скалы, деревья. Кровяные шершни откуда-то налетели в несметном количестве. Они уж почти все стрелы извели и одежду изорвали, когда тропа вниз с горы спустилась и из леса их вывела.
    Вышли они из папортниковых зарослей и оказались в чудесном местечке. Бухта такая тихая, со светлым песчаным берегом. Птицы поют на разные голоса. У самой воды, в полосе прибоя, лежат несколько больших серых валунов. А на валунах этих... Я сам не поверил, но Окир клялся, что так оно и было... На валунах, говорит, сидят сирены, волосы расчесывают. Сверху они как женщины, а снизу хвосты рыбьи! Видел таких когда-нибудь?
    - Нет. Гарпий только знаю - полустарух-полуптиц...
    - Да кто ж этих тварей не знает! Эка невидаль! - Махнул рукой старик. - А про сирен и слышали не все, не то, что самим увидеть! Окир говорил, что парни так и остолбенели. А потом один дурень арбалет с плеча снимает и целится в сирену...
    - И что?
    - Не знаю. В таверне как раз драка началась. Мы местным морды, конечно, знатно начистили, заведение разнесли - любо дорого посмотреть. Но Окира в драке помяли порядочно, и его капитан на берег списал. Так я и не узнал, чем та история закончилась.
    * * *
    - А гарпии что? И гарпий, и разной нежити я на своем веку немало повидал. Однажды, когда на китобое ходил, заметили мы у одинокой скалы неподалеку от миртанского побережья разбитый корабль. Капитан велел лодку спустить и осмотреть посудину. И сам с нами отправился. Подгребли мы к месту крушения. Зрелище жуткое: мачты сбиты, бушприт выворотило с частью обшивки, корпус пополам треснул.
    Поднялись мы на борт, а там команда - скелеты одни обглоданные валяются. Не то они еще до крушения от голода умерли, не то от удара погибли - не знаю. У нас мороз по коже от такого вида. А капитан наш ничего, хмыкнул и в каюту полез. Пару крыс там пристукнул и давай сундуки потрошить. Мы с парнем одним, Асмундом из Нордмара, вошли вслед за капитаном. Асмунд огляделся, увидел на полке какой-то свиток, схватил его и сунул за пазуху. Но капитан это безобразие заметил, дал Асмунду в рыло и велел показать, что он там спрятал. Оказалось, что это старая карта. На ней был изображен один из мелких архипелагов, каких немало в Миртанском море, а на одном из островов склон горы был помечен крестом. Мы сразу решили, что там спрятаны сокровища.
    Об этом архипелаге издавна ходит дурная слава, как о пиратском логове. Но наш капитан решил рискнуть, и вскоре мы оказались у заветного острова. Поднялись на отмеченную на карте гору и увидели вход в пещеру. Капитан запалил факел и пошел вперед. Мы - следом.
    Вот где ужасов насмотрелись! И гарпий, и скелетов с ржавыми мечами, и еще разной пакости. Двое парней навсегда в той пещере остались. Потом добрались до каменной кладки, что пещеру перегородила. А в ней - маленькая дверца. Капитан нам велел ждать, а сам дверцу отворил и вошел внутрь. Долго его не было. Мы уж следом идти хотели, но он сам, наконец, появился. Лицо чернее тучи, а в руке книга в багровом переплете. Сказал, что нет там никаких сокровищ, и наружу пошел. И ты знаешь, на обратном пути ни одно чудовище нам не встретилось...
    Стал с той поры капитан наш угрюмым и замкнутым. Парней наказывал часто без особой вины. Асмунд как-то в каюту к нему зашел, сказать, что фонтаны китов на горизонте показались, а вместо капитана увидел там какого-то темнолицего человека в черной мантии с красным узором. Асмунд как ошпаренный наружу выскочил. Следом вышел капитан, на фонтаны поглядел так равнодушно, и велел Асмунду линьков всыпать, чтобы без стука не входил.
    Я потом в ближайшем же порту сбежал, и жалованья не стал дожидаться. А корабль через полгода сгинул где-то, из плаванья не вернулся.
    - Это он, похоже, альманах одержимого нашел, - вставил Безымянный, - и сам одержимым стал. А такому, если обряд очищения не провести вовремя, только два пути - или смерть, или в Ищущие...
    * * *
    - Всякое бывало, - задумчиво повторил Джек. - Раз, помню, собираемся мы выходить из Венгарда на Хоринис. Уже и трап убирать начали. А тут бежит по причалу рыжеволосый такой парнишка с сумкой на спине, кричит, чтоб подождали и руками машет. Капитан велел обождать, у него как раз пары матросов не хватало.
    Рыжий на судно взбежал, мы трап убрали и отчалили. Парень этот, что примчался в последний момент, капитану за проезд золото сулил, но тот его к делу приставил - снасти тянуть и палубу драить. Да еще заплатил немного за работу и даже не спросил, кто он, откуда и почему так спешил.
    Парень этот рыжий веселый оказался, ловкий. Работу освоил быстро, хотя видно было, что морское дело ему не в привычку. Всю дорогу нас байками развлекал, шутил. А сумку свою тяжелую в рундук запер, и за весь путь ни разу его не открывал.
    Как на Хоринис пришли, капитан рыжему расчет дал и стал звать его еще на один рейс - уж больно парень ему по душе пришелся. Но тот поблагодарил, и сошел на берег. А когда он к причалу спускался, сумка его вдруг порвалась и на палубу упала. Я помочь хотел, смотрю: из прорехи кубок драгоценный виднеется. Рыжий на меня глянул недобро, сумку руками обхватил и бегом к трапу. Потом его на рынке видели, в гостинице и в таверне "У одноногого разбойника". А после сгинул тот парень неведомо куда, и больше про него никто не слышал.
    И лишь когда вновь пришли мы в Венгард, узнали, что за день до появления рыжего на нашем судне у короля Робара из сокровищницы похитили набор Кровавых кубков, которые он с войны привез. Стража гналась за вором по пятам, но поймать не сумела. Капитан, это услышав, побледнел и велел нам всем держать языки за зубами, если не хотим закончить жизнь за Барьером.
    - А что же ты теперь мне об этом рассказываешь?
    - Дело давнее, теперь все равно. Королю сейчас не до кубков, да и ты парень надежный.
    Джек замолчал, снова уставившись на рдеющие в очаге угли. Молчал и Безымянный.

    КОНЕЦ
    "Ночь Ворона" - последняя "Готика".
    Wilde ist offline Gendert von Wilde (31.03.2010 um 08:16 Uhr)

  2. #2 Zitieren
    Krieger Avatar von Wilde
    Registriert seit
    Aug 2009
    Beitrge
    437
    ТРИ СТОРОНЫ


    Буря утихать не собиралась. Напротив, ветер как будто становился всё злее, каждый новый удар грома был громче предыдущего, а вспышка молнии - ярче. Ливень тоже не унимался. Он беспощадно хлестал косыми струями кроны старых деревьев, красноватую почву небольшого плато, лежащего в самом сердце Долины Предков, и с яростным грохотом плясал на тесовой крыше маленькой бревенчатой хижины.
    Это непритязательное жилище стояло недалеко от края плато. В нескольких шагах от порога поверхность каменистой почвы, будто обрубленная топором великана, уходила вниз крутым обрывом. Там она чудесным образом преображалась, принимая вид плодородной волнистой равнины, поросшей густой травой и лесом, орошавшейся быстрой речкой, что текла с гор на западе.
    Позади хижины, окружённой огромными прямоствольными деревьями, лежало крохотное светлое озеро. Сейчас, под ударами ливневых струй, озерцо напоминало кипящий котёл. А несколько аллигаторов, издавна обитавших в этих местах, залегли на дно, чтобы буйство сошедшего с ума неба не мешало им спокойно переваривать вчерашнюю добычу. Только одинокая песчаная крыса, мокрая и жалкая, с писком металась по берегу и всё никак не могла найти себе подходящего убежища.
    Внутреннее пространство хижины представлялось островком уюта и спокойствия в этом взбесившемся мире. Деревянные стены и толстая шкура, которой по случаю непогоды был занавешен вход, приглушали раскаты грома, а пылавший очаг не пускал в жилище сырость и тьму ненастной ночи. Потому два человека, нашедшие приют в этом скромном, но надёжном обиталище, нимало не беспокоясь по поводу разгула стихий, вели беседу, то неторопливую, то переходившую в яростный спор.
    Кроме них в хижине присутствовало ещё одно живое существо. Это был юный орк, совсем недавно вышедший из подросткового возраста. В беседе он участия не принимал, лишь ворчал что-то негромко, просушивая возле очага свою вымокшую лохматую шкуру. Иногда орк шумно отряхивался, мелкие брызги летели на стену и на корешки книг, которыми был забит стоявший неподалёку высокий шкаф.
    - ...Совершив всё это, я, как мне казалось, с полным основанием мог считать себя героем и надеяться на людскую благодарность, - закончил своё повествование один из собеседников.
    Рассказчик выглядел ещё довольно молодым, но уже хлебнувшим нелёгких испытаний человеком. Его крепкое жилистое тело и оружие, с которым он не пожелал расстаться даже теперь, свидетельствовали о давней привычке к опасностям и лишениям. Длинные русые волосы были собраны на затылке в тугой хвост, а выражение лица с грубоватыми чертами говорило о смелости и сообразительности, странным образом смешанной с простодушием и даже некоторой наивностью. Рассказывая, он то и дело вскакивал с ветхой деревянной скамейки, жалобно скрипевшей от такого обращения, размахивал руками и стискивал кулаки, не в силах сдержать волнения от охвативших его воспоминаний.
    - И что, дождался ты благодарности? - иронично подняв брови, поинтересовался второй.
    Этот имел облик совершенно иной. На вид ему можно было дать лет сорок пять. Тёмные волосы на висках посеребрила седина, в тёмных печальных глазах давно уже поселилась мудрость, а горькие складки в уголках рта намекали на пережитые разочарования и неудачи. Впрочем, сломленным и потерявшим вкус к жизни он всё же не выглядел. Чувствовалось, что этот человек при необходимости способен на многое. А без необходимости ему, судя по всему, даже шевелиться лишний раз не хотелось. Сухощавое тело расслабленно покоилось в потёртом кресле, обтянутом выкрашенной в тёмно-малиновый цвет кожей. Голову он откинул на высокую спинку, а руки уложил на подлокотники. Сидел неподвижно, лишь задумчиво пощипывал тонкие щегольские усы в ожидании ответа своего молодого собеседника.
    Тот вновь вскочил на ноги, едва не опрокинув скамейку, сделал несколько быстрых шагов к стене, вернулся назад и только после этого ответил:
    - Как бы не так! Декстер и другие парни, которых я освободил из-за Барьера, хотели меня убить, выполняя приказ этого спятившего рудного барона. Верховный маг Воды Сатурас едва не заморозил на месте. Он, видишь ли, никак не мог простить мне, что я вытянул всю магическую силу из накопленной ими руды. А я, между прочим, использовал руду с той же целью, с какой маги её собирали. Но и это ещё не всё! Другой маг Воды - Ватрас - представил всё дело так, будто мой подвиг был преступлением! Представляешь, Ирвин, он заявил, что из-за меня на острове от бандитов житья не стало! А победа над Спящим, выходит, совсем ничего не стоит?
    Ирвин опять потеребил свои усики, хмыкнул и неторопливо заговорил.
    - Видишь ли, друг мой, тебе не стоит обижаться на этих людей. Разумеется, ты прав! - поспешил он успокоить готовое вырваться наружу возмущение молодого героя. - Но и они по-своему правы. Так уж устроен наш мир, что у каждого своя правота, а у любой вещи, по меньшей мере, две стороны. Или намного больше.
    - Да всё я понимаю! Но изгнание Спящего - это подвиг, с какой стороны не взгляни...
    - Действительно? А как, по-твоему, к этому отнеслись самые преданные его почитатели из Болотного Братства? Думаешь, из благодарности к тебе они стали Ищущими?
    - Что о них говорить! Это же сумасшедшие фанатики!
    - Не спорю. Но и у них есть своя правда, какой бы странной она нам ни казалась... Знаешь что, поведаю я тебе, пожалуй, одну историю, случившуюся в старые времена, и ты рассудишь, кто в ней был прав, а кто виноват. Посмотрим, найдёшь ли ты однозначный ответ.
    Ирвин легко покинул кресло и направился к книжному шкафу.
    - Посторонись-ка, Ука-Чака, будь любезен, - сказал он орку и начал перебирать корешки книг.
    Орк с готовностью отскочил в сторону, оказавшись у самого очага. А молодой человек тем временем снова уселся на скамейку, опасно хрустнувшую под его весом, с нетерпением смотрел на Ирвина и одновременно прислушивался к раскатам грома, доносившимся снаружи.
    Наконец Ирвин отыскал толстый том с остатками золочёных букв на кожаной обложке, пару пергаментных свитков и вернулся в кресло. Усевшись поудобнее, он открыл книгу примерно на середине.
    - Это старинный рыцарский роман. Большая часть его содержания не имеет отношения к нашему спору, но чтобы ты понял, о чём идёт речь, я вкратце перескажу начало. Итак, в романе повествуется об отважном рыцаре Готфриде Сорне. Происходя из знатного и известного на всю Миртану рода, он с юных лет был обласкан судьбой, не зная горестей и лишений. Удача не покидала его во время турниров, дуэлей и охот. Его осыпал милостями король Коборн, правивший в те давние времена. И всё сложилось бы прекрасно, не влюбись Готфрид в Нию, дочку барона Зигбурга. Девица отвечала рыцарю взаимностью и даже... хм... впрочем, это не важно. Была она довольно взбалмошной, воспитанной под влиянием старинных преданий о подвигах отважных рыцарей и таинственных магических явлениях. И потому поставила своему поклоннику условие, что, прежде чем просить её руки, он должен совершить подвиг. К примеру, раздобыть древний магический меч, хранившийся у вождя орков, что обитали на западных окраинах королевства. Готфрид, не мешкая, собрался в поход. По совету какого-то некроманта (к ним тогда относились терпимее, чем теперь) вызвал демона, чтобы узнать своё будущее. Попутно совершил кучу мелких подвигов: победил давнего недруга своей семьи графа Рогорна Укару, разогнал шайку разбойников, убил мракориса... Так, где это? Ага... Вот, слушай:

    СКАЗАНИЕ О ГОТФРИДЕ СОРНЕ*

    ...Повергнув чудовище, рыцарь зажал ладонью свою рану и поехал прочь от места побоища. Алые капли его крови падали на траву, указывая всякому, глаза или нюх имеющему, куда направился Готфрид. Он же не замечал этого, ибо едва держался в седле, а взор его застилала тьма.
    Неизвестно, долго ли он так ехал, но вскоре оказался в густом лесу. Ночной сумрак еще более уплотнялся в тени высоких елей, однако прохлада привела рыцаря в чувство. Оглядевшись, заметил Сорн пробивавшийся сквозь тёмную хвою свет. Направив усталого коня в ту сторону, вскоре оказался он у маленькой хижины, сложенной из крупных замшелых валунов. Тут силы покинули рыцаря, и он свалился на землю.
    На звук, который при ударе о камни издали доспехи упавшего Готфрида, вышел из хижины её обитатель. Был это святой отшельник, маг Круга Огня Пиронор. Пришел он в те места из монастыря Инноса, что находился на севере Нордмара, дабы в тиши и покое проводить дни свои в молитвах и размышлениях. Он внёс рыцаря в своё скромное жилище, снял с него броню и занялся исцелением раны.
    Благодаря заботе и заклинаниям мага, раны рыцаря затянулись, и силы вполне вернулись к нему. И вот настал день, когда Готфрид решил покинуть своего спасителя и вновь отправиться на поиски предводителя орков, встречу с которым ему некогда напророчил демон. Орк, это проклятое порождение мрака, владел редкостным древним клинком, украшенным рукоятью, усеянной дивными каменьями, который рыцарь поклялся положить к ногам дамы своего сердца в доказательство своей доблести.
    Если бы ведал тогда Сорн, что возлюбленная его уже не ждёт! Ния, дочь барона Гельмута фон Зигбурга, сочтя отъезд рыцаря коварной изменой, оставила отчий дом и ушла к ведьмам. Ветреная девица, сама толкнувшая Готфрида на путь странствий и подвигов своими насмешками над его положением при дворе короля Коборна, не сберегла верности в своём холодном сердце, предпочтя чёрную волшбу честному ложу.
    Но не ведал о том Готфрид. А потому, пробудившись ясным утром, поблагодарил он отшельника и направился к коню, привязанному за хижиной. Но, не успев сесть в седло, узрел рыцарь седого орка, выходящего из чащи. Вид нелюдя был ужасен. Клыкастая морда его была испещрена разноцветным грубым узором, над головой возвышался венец из перьев, а на поясе висели орочьи и человечьи черепа. Благородный рыцарский конь, не снеся столь отвратного зрелища, громко заржал, вырвался из рук Сорна и ускакал в лес.
    Готфрид взялся за меч, чтобы покончить с чудовищем. Но орк вдруг упал на колени и заговорил человеческим языком. Он смиренно молил героя о пощаде, а взамен предлагал указать место, где укрылся его соплеменник Кучак, обладатель древнего меча, добыть который поклялся рыцарь. Сам же орк этот назвался Хорнаком.
    Готфрид сжалился над нелюдем и позволил ему идти с ним. Маг Пиронор также выказал желание последовать за рыцарем, и тот, испытывая к служителю Инноса благодарность за исцеление, взял его с собой. Так как конь Сорна убежал в лес, и отыскать скакуна не удалось, ему пришлось идти пешком, а поклажу погрузить на Хорнака.
    Спустя несколько дней пути сквозь непролазные чащи и нагромождения скал, достигли они пещеры, где обитал Кучак.
    Услышав голоса спутников Сорна, вышел предводитель орков из пещеры и встал перед рыцарем. Столь огромного и могучего нелюдя не видел мир ни до, ни после него. Высотой это чудовище оказалось в два человеческих роста, а руки его подобны были сучьям старого дуба. При виде его Хорнак затрепетал, а Пиронор принялся возносить молитвы Инносу. Но Готфрид достал меч и храбро устремился навстречу врагу. От первых ударов противников задрожала земля, но ни один из них не был повержен. Они снова сошлись, и рыцарю удалось рассечь чудовищу ногу. А когда орк согнулся от боли, Сорн занес свой верный меч и отсек его мерзкую голову.
    Взял рыцарь меч поверженного врага, и возликовала душа его, ибо был это тот самый клинок, который он столь долго и безуспешно искал.
    Почтенный Пиронор тоже взял себе часть добычи - золотую чашу, найденную в пещере Кучака. В благодарность он обещал замолвить за Сорна слово, когда тот, подобно всем рыцарям своего рода, пожелает стать паладином Ордена Света.
    А Хорнак сорвал с шеи предводителя грубое ожерелье из плоских серых камней и убежал с ним в заросли. Рыцарь же был слишком утомлен, чтобы преследовать презренного...


    * * *
    - Занятное повествование. Только в чём здесь мораль? - спросил собеседник Ирвина.
    - Не спеши, друг мой, до морали мы ещё доберёмся. А пока позволь зачитать тебе этот вот манускрипт. Я его когда-то купил у бродячего торговца, приехавшего с материка... Эй, а чем это пахнет?!
    - Похоже на палёную шерсть...
    - Ука-Чака, отодвинься от камина! Сгореть захотел?
    Юный орк так увлёкся описанием похождений, что не заметил, как шерсть на боку просохла и в самом деле начала дымиться. Только теперь он опомнился, поспешно отодвинулся от огня и захлопал себя по боку, сбивая искры. Глядя на него, люди не смогли удержаться от смеха.
    Орк обиженно засопел, но быстро успокоился и, преданно глядя на Ирвина, проговорил:
    - Ука-Чака сильно любить слушать. Ирвин говорить дальше?
    - Ростом больше любого мужика, а разумом как ребёнок! - покачал головой Ирвин. - Ладно, слушайте.
    И он принялся читать свиток, без усилий разбирая старинный витиеватый почерк.


    ОБРЕТЕНИЕ ОГНЕННОЙ ЧАШИ

    Монастырь Лучистого Пламени, бывший одной из древнейших обителей магов Огня, располагался на северо-востоке Нордмара. Ныне места эти вместе с монастырём погребены ледниками и снегом, а маги более столетия назад перебрались в иное место. Но в те времена монастырь Лучистого Пламени славился на все земли, где почитают Огнеокого. Многие маги и послушники шли к его вратам из Миртаны и Варранта, пробираясь горными тропами, чтобы вкусить от мудрости тамошних наставников и посетить библиотеку, наполненную редкостными рукописями.
    В те годы настоятелем монастыря был Пиронор - маг, преисполненный мудрости и всяческих добродетелей. Однажды, изучая старинные свитки в самой дальней части книгохранилища, наткнулся он на свидетельство того, что один из могучих артефактов древности - Чаша Огня - был похищен орками, обитавшими на запад от границ Миртаны. Чаша эта, озарённая светлой силой, могла предсказывать будущее и позволяла взглянуть на любую часть мира, если наполнить её кровью жертвенной овцы и провести особый обряд. Пиронор решил посвятить остаток дней своих тому, чтобы вырвать Чашу из грязных лап порождений Белиара и вернуть её служителям Света.
    Сложив с себя обязанности настоятеля и передав их одному из достойнейших магов, Пиронор отправился на северо-запад Миртаны. Он обосновался неподалёку от берега реки, в устье которой позднее был основан город Сильден. Там маг, используя дарованную Инносом силу, построил себе из огромных валунов жилище, разместив его под большим деревом.
    Живя смиренным отшельником, Пиронор несколько лет провел в молитвах, сложных обрядах и изысканиях. И вот, наконец, настал день, когда Иннос открыл своему преданному слуге местонахождение чаши. Оказалось, что ею владел один из вожаков орков по кличке Кучак. Чтобы достичь чащобы, где скрывалось это нечестивое порождение тёмных сил, предстояло много дней пробираться на запад, сквозь поросшие лесом горы. И маг отважно устремился в путь.
    В качестве спутников Пиронор выбрал молодого рыцаря Готфрида Сорна и орка Корнака. Рыцаря маг подобрал в лесу, когда тот, заскучав при дворе, отправился на поиски приключений и был тяжко ранен в схватке с мракорисом. Орк сам прибежал к хижине святого отшельника и на ломаном миртанском упросил не убивать его, а взять с собой в качестве слуги. Он был за что-то очень зол на Кучака и мечтал расправиться с ним руками людей.
    Так как рыцарь Сорн потерял где-то своего коня, а тащить на себе тяжёлые доспехи по лесным тропам был не в состоянии, Пиронор наложил на броню заклинание. Мудрый маг воспользовался тем, что металл, из которой были изготовлены доспехи, содержал в себе примесь магической меди. Проведя обряд и составив заклинание, Пиронор добился того, чтобы в доспехах можно было не только легко бежать, но и плавать. Разработанный им способ с тех пор используется при изготовлении доспехов знатных рыцарей и паладинов Ордена Света.
    После долгого и трудного пути Пиронор со спутниками достиг логова Кучака. Орк этот оказался необыкновенно крупным - вдвое больше любого другого. Он взревел и бросился на мага с топором. Но тот был наготове и наложил на монстра сковывающее заклятие, а потом метнул в него несколько огненных шаров. Рыцарь и орк бросились на поверженного врага и изрубили его на куски. А Пиронор тем временем вошёл в грязную пещеру, где обитал Кучак, и отыскал среди шкур и обглоданных костей Огненную Чашу - дар Инноса.
    Корнак между тем сорвал с шеи убитого Кучака грубые каменные бусы и побежал в лес. Пиронор был утомлен и не мог остановить его. Он приказал Готфриду догнать и наказать беглеца, чтобы избавить мир от еще одного порождения Тьмы. Но рыцарь был слишком поглощён созерцанием своей добычи - драгоценного меча, который Кучак носил на поясе рядом с топором. Пиронор разгневался на ослушника, но, приняв во внимание его молодость, простил, а позднее даже хлопотал за него, когда Готфрида не хотели принимать в Орден Света.


    * * *
    - Забавно, - после недолгого молчания хмыкнул безымянный собеседник Ирвина. - Рыцарь искал меч, маг - чашу, и каждому его цель представлялась наиболее важной...
    - Ты ещё не знаешь, зачем с ними увязался орк! - усмехнулся лекарь Братства Охотников. - Вот здесь у меня древнее орочье предание, переведённое на наш язык каким-то магом Воды. Слушай же...


    КОРР-НАК ШАРРГХ или ПОДВИГ КОРР-НАКА

    Давно-давно орки племени Нурш жили на восходной стороне Большой земли и на многих островах в море. Они строили храмы и величественные гробницы в глубине гор. Сооружали хитрые машины и быстрые галеры, охотились и плавили руду. Не было на земле более славного племени.
    Минули века, племя Нурш ослабло и распалось. Одни были убиты в войнах с другими племенами и безволосыми дикарями. Иные свернули с тропы, завещанной Предками, и пошли за одержимым Кру-Шаком. Племя слабело, а его земли захватывали пришельцы с закатной стороны и безволосые. И вот в племени осталось несколько сотен орков, загнанных в глухие горы. Но это были лучшие сыны племени Нурш, отважные и верные заветам Предков. Они решили восстановить силу и славу своего племени. Охота была хорошей, храбрость воинов и мудрость вождей дарили им победу за победой, а жёны рождали много детей.
    Вот только машин для запирания дверей, метания камней и устройства хитрых ловушек орки племени Нурш делать уже не могли. Забыты были и способы варки доброй стали для оружия, постройки быстрых крепких галер и защитных стен. Знания эти были записаны в книге, состоявшей из каменных табличек. А книга оказалась в руках дикого племени Хош, спустившегося с гор на западе и затопившего многие из исконных земель племени Нурш.
    В племени Нурш жил в те годы храбрый и мудрый шаман Корр-Нак. Во время пляски вокруг Огня ему было явлено Предками, что он должен вернуть книгу забытых знаний своему народу. Утром он проснулся, взял краш-варрок, посох и побежал на полуденную сторону, где обитал вождь племени Хош Куу-Шака со своими орками.
    О Куу-Шаке говорили, что он самый сильный воин истинного народа. Ростом он был на две головы выше других орков. Рассказывали, что его мать была когда-то похищена троллем и жила с ним две луны. Отец Куу-Шаки отбил жену у тролля, а сына, который вскоре у неё родился, признал своим, чтобы не подвергаться позору. Потому-то Куу-Шака и был так велик и силён.
    Корр-Нак долго бродил вокруг мест, где жил Куу-Шака. В один из этих дней он набрел на двух безволосых, забившихся в каменную нору между корней большого дерева. Корр-Нак давно выучил язык безволосых, чтобы допрашивать пленников. Он заговорил с этими двумя и спросил, кто они. Один из безволосых назвался шаманом, хотя не умел воззвать к Предкам голосом ритуального барабана и даже не знал ни одной пляски Духа. Второй сказал, что он воин, но при этом руки его так тряслись, что он не смог удержать ремень, привязанный к лошади, на спинах которых безволосые ездят из-за слабости своих ног. Лошадь обрадовалась и убежала в лес.
    Корр-Нак решил взять эту забавную парочку с собой, чтобы не было скучно в пути. Они сначала упирались, но потом узнали, что Корр-Нак хочет убить Куу-Шаку, и согласились идти с ним. Правда, безволосый, назвавшийся воином, жаловался, что ему тяжело нести свои вещи. Тогда Корр-Нак забросил свёрток за спину и побежал вперед. Наступало время Большой Луны, и по обычаю вождь Куу-Шака должен был уединиться вдали от своих воинов, чтобы посоветоваться с Предками. Поэтому Корр-Нак спешил сам и подгонял своих безволосых, веля им быстрее переставлять ноги.
    Путь был нетрудным, и вскоре они добрались до пещеры, в которой молился Куу-Шака. Корр-Нак остановился у входа и закричал, что вызывает его на бой. Куу-Шака вышел наружу и засмеялся, увидев врага, который ростом едва дотягивал ему до плеча. Он достал огромный краш-варрок и пошел вперед. Безволосый шаман метнул огненный шар, но тот только рассыпался искрами на шкуре Куу-Шаки. Безволосый воин бегал поодаль, не решаясь напасть.
    Куу-Шака замахнулся и ударил Корр-Нака в голову. Но Корр-Нак увернулся и вонзил острое навершие своего посоха вождю под рёбра. А безволосый воин тем временем выстрелил в Куу-Шаку сзади из арбалета. Целился он в спину, но руки его тряслись от страха, и стрела попала в ногу вождя. Корр-Нак вытащил свой краш-варрок и покончил с Куу-Шакой. Потом снял с его шеи книгу забытых знаний, написанную на каменных табличках, которые были нанизаны на ремень из кожи остера.
    Когда безволосый воин увидел, что Куу-Шака мертв, он подскочил к нему и ударил по шее своим жалким оружием. Корр-Нак спросил, зачем он это делает, ведь вождь уже и так убит. На что безволосый отвечал, что поклялся омочить оружие в крови Куу-Шаки. Корр-Нак засмеялся и пошел своей дорогой.
    Уходя, он слышал, как безволосые спорят из-за золотых предметов, бывших у Куу-Шаки: чаши для питья и длинного ножа для разделки мяса. Корр-Нак был наслышан, что безволосые любят золото даже сильнее, чем драконы. Теперь он убедился в этом на деле. Но чтобы простой воин спорил с шаманом! Корр-Нак покачал головой и углубился в лес...


    * * *
    - Здесь нижний край свитка оборван, - с сожалением сказал Ирвин, закончив чтение.
    - Плохо, - заявил на это Ука-Чака. - Моя хотеть слушать ещё... Моя только не понимать, почему Корр-Нак убивать Куу-Шака. Разве нельзя было обменять книга или брать на время?
    Два человека в ответ лишь одновременно посмотрели друг на друга и невесело усмехнулись, а потом Ирвин произнёс:
    - Если бы судьбы Мордрага зависели от нашего добрейшего Ука-Чаки, то этот мир был бы намного лучше... Ну, что скажешь теперь о разных сторонах правды, мой категоричный друг?
    - Да-а... - только и смог произнести Безымянный.
    Буря за стеной, наконец, начала понемногу утихать. Ветер перестал обрывать ветки с крон высоких деревьев, раскаты грома всё реже сотрясали хижину, а бешеный рёв ливня сменился ровным шелестом капель. Близился рассвет.

    КОНЕЦ

    - - - - - - - - - - - - - - -
    С благодарностью талантливым и самоотверженным людям из команды MAGIC-Team, создавшим Ирвина, Ука-Чаку, Долину Предков и всё остальное, что есть в великолепном "Глобал-моде".


    * Примечание: рассказ "Три стороны" был написан задолго до повести "Сказание о Готфриде Сорне".
    "Ночь Ворона" - последняя "Готика".
    Wilde ist offline

  3. #3 Zitieren
    Krieger Avatar von Wilde
    Registriert seit
    Aug 2009
    Beitrge
    437
    ДУХ ПЕРЕМЕН


    Был тихий пасмурный вечер, когда в гавань Хориниса бесшумно, будто призрак, вошло огромное судно. Свернув потрёпанные непогодами и вражескими ядрами паруса, подобно тому, как складывает крылья усталая птица, корабль бросил якорь напротив торговой пристани. Каждый, кто бывал в Хоринисе, столице одноимённого острова, в неспокойные времена, наступившие после падения магического барьера над Миннентальской каторгой, без труда опознал бы в морском скитальце королевский галеон "Эсмеральда". Судно несколько месяцев назад было угнано безымянным героем, считавшимся избранником богов, и исчезло в неизвестном направлении. О судьбе его никто из остававшихся на острове ничего не знал.
    Прибытие судна в гавань было событием даже в те времена, когда магическая руда из копей острова текла синим сверкающим потоком на материк, принося взамен баснословное количество золота, одежд, пошитых столичными портными по последнему слову моды, изысканных яств, жемчугов и пряностей с Южных островов, дорогих варрантских ковров и бесценных клинков из Нордмара. Во время наступившего впоследствии лихолетья, когда морские перевозки почти прекратились, каждый замеченный на горизонте парус на много дней становился предметом оживлённых толков на улицах и площадях города, в крестьянских усадьбах и охотничьих лагерях по всему острову. А уж возвращение легендарной "Эсмеральды" с её не менее легендарной командой должно было поднять на ноги всех, кто сохранял способность держаться на ногах, и даже тех, кто окончательно или временно этой способности лишился. Однако на сей раз ни одна живая душа не появилась на причале.
    - Вымерли они там все? - удивлённо поднял брови Безымянный, вглядываясь в неровный ряд береговых построек, уже едва различимых в сумерках. - И маяк старого Джека не горит...
    Капитан Йорген протёр рукавом окуляр бронзовой, сильно потёртой от времени подзорной трубы и навёл её на пристань.
    - Что за демон?! - воскликнул он малое время спустя. - Клянусь хвостом морской сирены, я видел на берегу орка!
    - Орка? - нахмурился Безымянный. - Неужели эти твари захватили Хоринис? Пожалуй, я должен сойти на берег и провести разведку.
    - Я с тобой, - заявил Диего, нервно покручивая длинный чёрный ус. - Представляю, во что волосатые превратили мой дом!
    - Нет, - отвечал Безымянный, - я пойду один. Нас слишком мало осталось, чтобы так рисковать. Вы же пока зарядите пушки и будьте готовы открыть огонь или поднять якоря. А я пошёл.
    - Сейчас прикажу спустить шлюпку... - начал было капитан. Но Безымянный отрицательно покачал головой и, ласточкой перемахнув через фальшборт, с тихим всплеском скрылся в воде. Друзья, с волнением столпившиеся у борта, увидели, как его голова показалась в нескольких саженях от причала и вновь скрылась из виду.

    * * *
    Безымянный ухватился за борт стоявшей у пристани рыбацкой лодки и, легко подтянувшись, одним движением выбросил поджарое сильное тело из воды. Подождал, пока солёные струйки стекут с доспехов на смолёные доски днища, проверил, легко ли меч выходит из ножен, и двинулся дальше. Пару мгновений спустя он уже стоял на пристани, настороженно оглядываясь по сторонам.
    Большинство масляных фонарей, установленных вдоль причала, не горели. Из таверны "У одноного разбойника" и заведения под говорящим названием "Красный фонарь" доносились приглушённые голоса. Вокруг же было безлюдно и тихо. Никаких орков он тоже пока не замечал.
    Безымянный слегка расслабился, как вдруг пронзительный женский крик заставил его подскочить на месте и выхватить меч. Он бросился туда, где кричала женщина - в узкий проулок между таверной и домом картографа Брахима. Навстречу ему, ничего не видя перед собой от ужаса, выбежала молодая горожанка. Чепец был сорван с её головы, растрепавшиеся тёмные волосы рассыпались по плечам, белевшим в полумраке. Безымянный сразу отметил, что платье горожанки разорвано. Он бросился наперерез, намереваясь остановить женщину и узнать, кто на неё напал. Но она, подстёгиваемая испугом, с шумным всхлипом шарахнулась в сторону от его протянутой руки. А в следующее мгновение Безымянному стало не до беглянки, так как вслед за ней из-за угла таверны с рычанием показались две огромные сутулые фигуры.
    Безымянный, сделав короткий взмах клинком, заступил дорогу волосатым насильникам. Орки остановились и что-то глухо забормотали, переговариваясь между собой. Потом, одновременно вырвав из-за поясов тяжёлые топоры, напали на дерзкого человека, вставшего у них на пути.
    Короткий лязг, едва различимое взглядом движение, и вот уже один из орков недоумённо шарит по замшелым плитам в поисках выбитого топора, а второй с хриплым воем прижимает к косматому брюху рассечённую руку. Ухмыльнувшись, Безымянный начал двигаться, чтобы следующей серией ударов покончить с недооценившими его врагами. И вдруг резкий окрик заставил его остановить уже занесённую руку с оружием.
    - Не сметь! Оружие на землю, руки за голову!
    Безымянный быстро обернулся и увидел в тусклом луче света, пробивавшемся наружу сквозь немытое окно таверны, красные доспехи городских стражников. Служителей закона было пятеро, а нахальный голос их предводителя показался Безымянному очень знакомым.
    - Мика, старый чёрт! Это же орки! - запальчиво ответил наш герой. - Вы что, ослепли?
    Мохнатые виновники переполоха тем временем, подобрав топоры и злобно скаля клыки, скрылись в темноте проулка.
    - Не груби стражникам при исполнении, - отвечал Безымянному Мика. - Немедленно сдай оружие и предъяви вид на жительство, иначе тебе придётся прогуляться с нами до казармы!
    - Оружие тебе отдать, говоришь? - резко изменив тон, негромко протянул Безымянный. - Подойди и забери сам, если сумеешь.
    Мика скорее почувствовал, чем увидел в темноте недобрую ухмылку Безымянного. И ухмылка эта разом охладила его пыл.
    - А, так это ты! Тот парень, который, как рассказывают, победил драконов! - с наигранным удивлением воскликнул Мика. - Мы-то думаем, что за корабль в порт входит, а это ты вернулся...
    - Хватит! - рявкнул Безымянный, сердито бросая меч в ножны. - Идём в казармы, я как раз хотел поговорить с лордом Андре.
    - Пошли, - обрадовался Мика, поняв, что побоища удалось избежать. Дав знак своим подчинённым, он засеменил вслед за Безымянным, который уже размашисто зашагал вверх по главной улице Портового квартала.
    - Только лорда Андре в городе нет. У нас Вульфгар теперь за главного... - бормотал за спиной Мика.
    Безымянный тем временем оглядывался по сторонам, с удивлением отмечая происшедшие в городе перемены. Выражались они, прежде всего, в крепких дверях, появившихся в каждом, даже самом бедном доме. Хотя раньше войти в любое жилище города можно было беспрепятственно. Имелись и другие, трудно уловимые признаки, говорившие опытному глазу о том, что город нынче не тот, что прежде. Но рассмотреть подробности мешала стремительно наступавшая ночь.
    - Почему улицы не освещаются? - прервал Безымянный на полуслове продолжавшего бормотать Мику.
    - Как же! Господин Лариус приказали масло зря не тратить. Оно золота стоит. У нас по-новому теперь всё. Дух перемен... Посторонись!
    Безымянный и сопровождавшие его стражники подались в сторону, пропуская трёх людей в длинных чёрных мантиях. Наш герой с удивлением посмотрел им вслед и вновь обратился к Мике:
    - Это ещё кто такие?
    - Ищущие, кто же ещё. На моление должно направляются. У них там секта в бывшем доме Игнаца.
    - Бывшем доме? А Игнац куда делся?
    - На рудники упекли. Он алхимической деятельностью занимался без лицензии...
    - Демон знает, что тут происходит! - отчаявшись понять хоть что-то, махнул рукой Безымянный. - Пошли быстрее. Может, хоть Вульфгар объяснит толком.

    * * *
    При виде вошедших Вульфгар быстро спрятал что-то под стол и вскочил на ноги.
    - Мика, шныжий корм, ты почему опять без стука!.. - начал он, повышая голос, но вслед за тем узнал Безымянного и осёкся. - О, кого я вижу! Не чаял вновь приветствовать тебя на нашем острове.
    - Привет, Вульфгар! Что у вас тут творится?
    - Свободен, - кивнул Вульфгар Мике.
    Дождавшись, когда стражники скроются за дверью бывшего кабинета лорда Андре, он расслабленно опустился на стул и извлёк из-под стола початую бутылку вина.
    - Садись, - указал начальник стражи на свободный стул. - Поговорим.
    Безымянный примостился у другого края стола. Вульфгар наполнил кубки и выложил на стол ломоть сыра. Безымянный молча извлёк из сумки у пояса кусок ветчины и прибавил к угощению.
    - Ого, вот это прослойка! - оценил ветчину Вульфгар. - Кабанятина?
    - Носорожина, - небрежно качнул головой Безымянный. - Пробовал?
    - Не приходилось, - отвечал Вульфгар, отрезая от куска толстый ломоть. - У нас тут носороги не водятся. Они, говорят, всё больше в Миртане обитают. Так ты, выходит, на материке был? А чего вернулся?
    - Да не понравилось мне там, - скривил небритое по обыкновению лицо Безымянный. - Думал, на материке люди дружно противостоят оркам, а они между собой больше грызутся. И вообще, странности всякие начались. Сражаться толком не могу - руки будто сами решают, как и когда ударить, а от моей воли ничего не зависит. На скалу пытался забраться, пальцы соскальзывают. Не иначе, наваждение какое... Да и выглядит там всё как-то странно. Как прибыли, я на Горна глянул, так чуть ума не лишился. Что, думаю, за идол с восковой мордой. А уж когда самого себя в лохани с водой увидел... Сюда же вернулись, и всё стало по-прежнему.
    - Всё, да не всё, - ответил Вульфгар. - Большие на Хоринисе изменения, иначе мы теперь жить стали. Дух перемен!
    - Я уже заметил. А что это за вид на жительство Мика с меня требовал?
    - По решению городских властей, каждый прибывающий в город в трёхдневный срок обязан получить вид на жительство, который выдаётся по истечении двух недель после обращения. Не имеющие вида препровождаются за решётку и подвергаются штрафу. Слово в слово в указе так написано.
    - Погоди... Выходит, получить вид нужно за три дня, но дадут его только через две недели? Что за чушь!
    - Верно, чушь. Но не я же указ этот придумал. Мне велели, я исполняю. Впрочем, для тебя по старой дружбе сделаем исключение. Вот тебе чистый вид на жительство, впиши в него своё имя и ходи по городу спокойно, - развернул Вульфгар листок пергамента. - Ты вино-то пей. Настоящее, монастырское, а не то пойло, которым тип по кличке Вино людей травит.
    - Нет у меня имени... А старина Вино, значит, опять взялся за своё? - усмехнулся Безымянный, поднимая кубок. - За встречу!
    - Угу, за неё! - согласился Вульфгар, делая большой глоток и закусывая ветчиной. - Да, этот парень вовсю торгует палёным пойлом. Гонит, зараза, самогон, настаивает его на болотнике и разбавляет ягодным соком для цвета. У него шинок в бывшем доме Лемара. Сам-то Лемар в Верхний квартал перебрался. Они на паях с судьёй и лордом Хагеном банк открыли... Ну и жёсткая эта твоя носорожина!
    - Но если вы знаете, чем занимается Вино, почему же не принимаете мер?
    - Как так не принимаем? Каждую неделю приходим к нему с проверкой, делаем контрольную закупку, составляем протокол и штрафуем мерзавца на полсотни золотых. Самим нам тоже иной раз кое-что откалывается...
    - Странно. Раньше его бы за такие дела за решётку засунули.
    - Так то раньше! А теперь мы объявили независимость от королевства, и законы у нас свои собственные.
    - Вон оно что... А орки и ищущие в городе по какому закону разгуливают?
    - Так по новому и разгуливают. У нас же теперь равноправие разумных видов, веротерпимость и этот... как его... тьфу ты, пропасть!.. либерализм, язви его в душу! Орки на работу в городе устраиваются. У нас же нынче кадровый голод, потому как из-за войны и поборов рождаемость низкая. Многие волосатых нанимают с удовольствием, они же вкалывают, как проклятые, и плату большую не требуют. Жрут только много.
    - Вот оно как...
    - А ты думал! Некроманты и орочьи шаманы вместе с Лариусом, судьёй, магами Огня и главами торговых гильдий в городском совете заседают. Жители, правда, потемну за дверь боятся выйти, потому как орки, они, если напьются, и убить могут, и изнасиловать...
    - И что, никто не возмущается?!
    - Как же, попадаются такие несознательные! Миртанские шовинисты!.. Недавно был случай. Один пьяный портовый грузчик увидел возле таверны орка, который у Кардифа привратником работает. Подошёл, мерзавец, да и плюнул ему в шерсть на брюхе. А у орков, чтоб ты знал, это первейшее оскорбление. За него вызов на смертельный поединок полагается. Орк, однако, слабосильный попался, тощий и хромой к тому же. А грузчик - что твой голем! Вот орк и побоялся его вызвать, а вместо этого пожаловался Ширр-Шаку. Тот у городских орков вроде главаря, - пояснил Вульфгар. - Ширр-Шак свою братву собрал и явился к таверне. Грузчик, само собой, давно уже уплёлся куда-то, отсыпаться должно быть. Им же, оркам, без разницы, кто из людей их соплеменника обидел. Они - за топоры и давай пластать всех прохожих без разбора. Горожане, видя это дело, разбежались, кто успел. А на следующий день собрались толпой на площади и стали требовать, чтобы орки в городе людские обычаи соблюдали. Даже у одного шамана в алхимической лавке окна повыбили!
    - А вы что?
    - Мы толпу разогнали, зачинщиков - в темницу. Нечего дружественные межвидовые отношения рушить...
    - Но орков-то наказали?
    - А то как же! Наши ребята потом с них целую неделю двойную мзду брали. Невзирая на то, есть вид на жительство, нет вида.
    - И что, за решётку никого из них не засунули? - удивился Безымянный.
    - Нет, только зачинщиков шовинистских выступлений. Одного даже к каторге приговорили. Он как раз в одной камере с Лобартом сидел.
    - А Лобарта за что упрятали?
    - За экстремизм.
    - Чего-о-о? - едва не подавился сыром Безымянный.
    - Оказывал, мерзавец, сопротивление. Не хотел подчиняться решению судьи о выселении их с женой с фермы.
    - С чего это судья решил их выселить?
    - Чего не знаю, того не знаю. Мне бумага поступила: гнать Лобарта взашей. А он, гад, молотилку схватил и двух стражников мне покалечил. Теперь сидит, суда дожидается.
    - Я могу с ним поговорить?
    - Поговори, коль охота. А я пока велю тебе койку в казарме приготовить. Негоже ночью по городу слоняться. Не ровён час, зарубишь кого, а мне отвечать потом.

    * * *
    Кроме Лобарта, в камере сидели ещё двое крестьян, какой-то лысый тип в чёрной залатанной мантии и тощий парень в штанах рудокопа из вытертой шныжьей кожи.
    - Привет, Лобарт. Ты как здесь? - окликнул Безымянный бывшего хозяина фермы.
    Лобарт удивлённо поднял голову. Под его левым глазом расплывался здоровенный синяк, а на порванной рубахе темнели пятна засохшей крови.
    - Смотрите-ка, да это же, никак, наш избранник богов! - прохрипел Лобарт и закашлялся. - Всё нутро отбили, собаки.
    - Чего ты натворил?
    - Я? Я натворил?! - вскочил Лобарт и побелевшими пальцами уцепился за решётку. - Ты посмотри, что эти мерзавцы с нашим островом сделали! Крестьяне разорены, ремесленники мастерские позакрывали, паладины и ополченцы, которые честные, в отставку ушли и спиваются теперь помаленьку... Паладин Альбрехт на пару со стражником Пабло в лесорубы подались от такого позора. Руга из арбалета застрелиться пытался, да только глаз себе выбил, а потом в секту ушёл...
    - Объясни толком, в чём дело-то? - взмолился Безымянный.
    - Дух перемен, будь он неладен! Отделились, понимаешь, от королевства, порядки свои ввели. С орками и некромантами воевать перестали. Решили сотрудничать и уважать друг друга. Уважаем, правда, только мы их. А куда деваться? Палкой уважение вбивают! Орки же нас уже и за людей не считают, некроманты в секты заманивают. Только торгашам из Верхнего квартала хорошо. Скупают у гоблинов дешёвые товары, весь рынок ими завалили, а свои ремесленники и мелкие торговцы без работы остаются...
    - Ты о себе расскажи. Что случилось-то?
    - Что и с другими. Налоги нам снизили, но стали требовать грамоты какие-то, чтобы землю пахать можно было, зерно продавать, овец стричь. На всё грамоту подавай! А за каждую грамоту в ратуше золото требуют. И до того довели, что пришлось к Лемару идти, в долг брать под урожай. Он же, кровопийца, золота одолжил, но взял с меня грамоту, что я землю ему в залог отдаю.
    - И ты долг не отдал?
    - А как отдашь, если ни зерно, ни репу, ни сыр никто не покупает? Гоблины и некроманты весь город дешёвой жратвой завалили, а обычную простым жителям покупать не на что. Выращивают всё на алхимических зельях и тёмных заклинаниях. У людей с той еды потом почки отваливаются, а у иных, говорят, щупальца прямо на лице растут. И в молоко сок болотника добавляют. Кто того молока раз-другой отведает, от моих овец уже покупать не хочет. Да ещё эти окорочка мясных падальщиков... Ну, в общем, не отдал Лемару долг, он мою землю некромантам и продал. А мы ведь спокон века!.. Пятнадцать поколений моих предков землёй той владели! Я ж там каждый комочек, каждую былинку знаю!
    - Неужели некроманты землю обрабатывать начали?
    - Они сами что ли? У них зомби и големы работают, а сами они только волшбу творят, чтобы из земли всё пёрло быстрее. По три урожая за сезон снимают! Всех по миру пустили - и Акила, и Секоба, и Бенгара. Из прежних землевладельцев только Онар остался. Они с лордом Андре кумпанейство создали. Андре-то сейчас золотой шахтой заведует в Долине Зодчих, а бывшие разбойники у него в надзирателях. Золота девать некуда, вот он и решил его в землю вкладывать. Онар всех крестьян повыгнал, зелий у некромантов накупил и нанял целое стадо гоблинов на полях работать. Это, говорит, современная ин-тын-сив-ная технология. Во, слово-то мудрёное...
    - Так, картина проясняется, - пробормотал Безымянный. - Ты посиди тут покуда, а я завтра постараюсь тебе помочь.
    - Посижу, куда ж я из темницы денусь, - невесело усмехнулся Лобарт. - На тебя теперь вся надежда, Избранный.

    * * *
    В Верхний квартал Безымянного не пустили. Прямо перед ним в ворота с важным видом прошёл лохматый орочий шаман, увешанный перьями и высушенными человечьими головами. Он презрительно покосился на Безымянного, выловил подмышкой блоху и проследовал мимо охранников, склонившихся в почтительном поклоне.
    Безымянного подмывало расшвырять этих нагло ухмыляющихся щекастых парней, ворваться в ратушу и, грохнув кулаком по столу, призвать к ответу губернатора Лариуса. Однако он прекрасно понимал, что после этого ему придётся погибнуть самому или вырезать половину Верхнего квартала, пробиваясь за пределы городских стен. Скрипнув зубами, наш герой с яростным скрежетом развернулся на окованных сталью каблуках и стал нарочито неторопливо спускаться по широким ступеням каменной лестницы.
    Вдруг за спиной у него раздался торопливый топот чьих-то ног.
    - Эй, почтенный, тебя господин губернатор к себе требуют!
    - Меня? - обернулся Безымянный.
    - А то кого же! Бегом давай, их превосходительство ждать не любят.
    - Подождёт, - проворчал Безымянный, бегло оглядывая молодого парня в одежде секретаря.
    Охранники нехотя посторонились, пропуская его в Верхний квартал.
    Миновав арку, наш герой заозирался по сторонам. Дома богатой части города, подновлённые и свежевыбеленные, были украшены красочными вывесками. Впрочем, такие же вывески бросались в глаза и в Нижнем квартале. "Услуги лицензированного некроманта: оживление мёртвых, умерщвление живых и мелкие козни!", "Самые низкие проценты на Мордраге! Хоринисинвестбанк.", "Механический сворачиватель косяков производства Гоблинской ремесленной корпорации. Вдохни глубже, Хоринис!", "Заклинания вечной молодости. Недорого. Гарантия две недели.", наперебой кричали вывески. С последней, кстати, зазывно улыбалось ярко намалёванное лицо Сони из "Красного фонаря".
    Прямо посреди улицы здоровенный чёрный орк с варгом на поводке на непонятном языке спорил о чём-то с некромантом, сохранявшим мертвенное спокойствие на бледном до синевы лице. Навстречу чинно прошествовали два ушастых гоблина с золотыми цепями на шеях. Цепи даже на вид казались очень тяжёлыми и гнули к земле остроухие головы владельцев. Разодетый в пух и прах Лютеро с важным видом отчитывал молодого мага Огня. Служитель Порядка и Света с виноватым видом кивал после каждого слова, заглядывая торговцу в рот. У каждой двери топтались ражие охранники, в некоторых из которых нетрудно было узнать бывших разбойников из Минненталя.
    Из-за всего этого короткий путь до ратуши показался Безымянному непомерно длинным. Но вот, наконец, и величественная резиденция губернатора Лариуса с парой толстомордых охранников у входа. Юркий секретарь уже поджидал Безымянного в дверях, приплясывая от нетерпения.
    - Скорее же, не то господин губернатор изволит рассердиться!
    - Перетопчется, - проворчал избранник богов, направляясь в приёмную залу, где ещё совсем недавно размещался штаб паладинского воинства лорда Хагена.

    * * *
    Губернатор Лариус, прежде правивший островом от имени короля Миртаны, а ныне - от лица всенародно избранного совета Хориниса, восседал в роскошном кресле в центре помещения. Рядом с ним, в креслах поскромнее вольготно расположились судья, давешний орочий шаман, некромант в чёрной острокрылой мантии, проходимец Гербрандт, некогда изгнанный Безымянным и Диего из Верхнего квартала, а также паладин Ингвар в начищенных доспехах и украшенном жемчугом и аквамаринами головном уборе вместо шлема.
    Все они уставились на вошедшего Безымянного. Он в ответ одарил разношерстное сборище насмешливым нагловатым взглядом.
    - Явился! - воскликнул Лариус, выдержав небольшую паузу. - Ну, что скажешь в оправдание своих преступлений, негодяй?
    - Не пойму я, Лариус, о чём это ты ведёшь речь, - протянул наш герой. - О каких таких преступлениях?
    - Не притворяйся! - стукнул кулаком по подлокотнику кресла Лариус. Безымянному показалось, что от удара жирного кулачка губернатора вздрогнули стены. Или это снаружи что-то загрохотало?
    - Массовый побег заключённых с каторги твоих рук дело? А злонамеренный подрыв обороноспособности нашей молодой суверенной державы? - продолжал обличать губернатор. - Я уже не говорю о зверском истреблении наших дорогих союзников - орков и почтенных служителей культа...
    При этих словах Безымянный насмешливо покосился на некроманта. Тот невольно закаменел лицом, а орк шумно засопел, раздувая ноздри. Но наш герой уже снова перевёл взгляд на Лариуса и прервал его на полуслове:
    - А вот о подрыве обороноспособности подробнее, пожалуйста. Что ты под этим разумеешь?
    - Ты мне не тыкай! - надсадно заорал губернатор. - Драконов перебил? Перебил! В итоге мы лишились возможности создать самые мощные на Мордраге военно-воздушные силы. Пиратов, следуя духу перемен, мы приняли на службу в таможню, а возможности использовать драконов лишились по твоей милости. И галеон ты угнал, мерзавец!
    - Ну, положим, галеон принадлежит королю Миртаны, а вовсе не вашей самозваной державе. Перед ним мне и отвечать. А драконы были врагами Инноса и людей, за что и поплатились. Как и орки с ищущими.
    - Что?!! Ты ещё перечить мне будешь?! - вновь заголосил Лариус.
    - Не ори. Я не затем пришёл, чтобы выслушивать ваши бредни. Сколько нужно заплатить золота, чтобы покрыть долги крестьянина Лобарта, освободить его из темницы и вернуть ему ферму?
    - Бунтовщик Лобарт не может быть освобождён ни за какие деньги, - опередил побагровевшего Лариуса Ингмар. - Он не только не выплатил долг почтенному банкиру Лемару и оказал сопротивление при выдворении с уже не принадлежавшей ему фермы, но и призывал заставить орков уважать человеческие обычаи. А это уже шовинизм! Такое не прощается! Я вот, к примеру, привёз свою семью с материка, где заправляет кровавый тиран Робар, и определил сынка в орочью школу, чтобы он с детства изучал язык дружественного народа...
    - Своего сынка можешь хоть шныгам отдать! А Миртаной вместо Робара теперь правит отважный Ли. Это так, к сведению, - не стал слушать предателя-паладина Безымянный. - Но суть не в этом. Ты мне лучше скажи, что вы собираетесь делать с Лобартом и другими заключёнными?
    - Заставим молиться у статуи Белиара, - холодным бесцветным голосом проговорил вдруг некромант. - Мы теперь со всеми преступниками так поступаем. Они молятся до тех пор, пока у них остаётся жизненной силы лишь на то, чтобы работать в рудниках Минненталя, принадлежащих городу на паях с лордами Хагеном и Гарондом. О бунте каторжники после этого уже не помышляют, так как первый удар надсмотрщика валит их с ног. А золото, которое Белиар дарует за молитвы, поступает в городскую казну.
    - Вот твари! - с чувством выдохнул Безымянный.
    - Я бы посоветовал выбирать выражения, - всё так же холодно продолжал некромант. - Экономически неактивное население так или иначе обречено на вымирание вследствие объективных социальных законов.
    - Точно, - вставил Гербрандт, - нищее быдло, которое не смогло прорваться к кормушке, должно передохнуть. Это нужно для очищения нации. Так что советую тебе забыть об этом неудачнике Лобарте...
    - И выслушать то, что мы хотим предложить тебе, - продолжил некромант с чуть заметной улыбкой. - Твои способности и имеющийся у тебя амулет под названием Глаз Инноса, о котором нам сообщил почтенный Пирокар во время недавней конференции, могли бы очень пригодиться...
    - Ты думаешь, пёс, что я стану служить вам?
    - У тебя нет выбора...
    Речь некроманта была прервана самым безобразным образом. Бряцая доспехами, в залу ввалился рыцарь с окровавленным и закопчённым лицом. Сделав пару шагов, он с лязгом рухнул на одно колено.
    - Господин губернатор, нападение провалилось, - проговорил он. - Как вы и приказали, мы попытались захватить галеон "Эсмеральда". Однако мятежники оказали ожесточённое сопротивление... Это демоны, а не люди! Мы потеряли больше половины воинов, береговые батареи уничтожены, в Портовом квартале пожар...
    - Что??! - просипел губернатор сорванным горлом.
    - Как это могло случиться?! - закричал Ингмар.
    - Гхараза дхутта! - взревел орк.
    Все они разом вскочили с кресел и уставились друг на друга.
    - А вы говорите, нет выбора, - спокойно проговорил Безымянный, доставая меч. - Выбор есть всегда.

    * * *
    - И что мы будем делать дальше? - спросил Диего, который пытливо вглядывался в покрытое ссадинами лицо Безымянного, прищурив разбойный чёрный глаз.
    Остальные спутники избранника богов столпились вокруг, напряжённо ловя каждое слово.
    - Как сказал один почтенный маг, ныне покойный, выбора у нас нет, - сказал Безымянный. - На Хоринисе завёлся какой-то Дух Перемен. Из-за него прекрасный остров превратился в сущее подобие Чертогов Ирдората. Сдаётся мне, что это и не дух вовсе, а гнусный демон. Изгнать же этого демона кроме нас некому.
    - А справимся? - почему-то шёпотом спросил Лестер.
    Ватрас же только шумно вздохнул и грустно покачал головой. Старый маг не любил насилия. Однако в глазах Мильтена, Горна и остальных уже горел боевой задор.
    - Со Спящим справились, и с этой нечистью разберёмся, - уверенно ответил Безымянный, деловито осматривая свежие зазубрины на лезвии верного клинка.

    КОНЕЦ
    "Ночь Ворона" - последняя "Готика".
    Wilde ist offline

  4. #4 Zitieren
    Krieger Avatar von Wilde
    Registriert seit
    Aug 2009
    Beitrge
    437
    Так проходит слава земная...
    (старый и далеко не лучший из рассказов о Безымянном)


    Его Величество король Миртаны и Нордмара, протектор-соправитель Варранта, великий герцог Хориниса и повелитель Южных островов Робар Третий сидел один в своём кабинете, обставленном с неброской роскошью. Кабинет помещался на втором этаже недавно перестроенного дворца в Венгарде. На массивном столе перед Робаром лежала стопка тонких пергаментных листов и стоял дорогой письменный прибор тяжёлого нордмарского серебра.
    Сбоку от обтянутого драконьей кожей кресла, несмотря на летнюю пору, потрескивал и рдел угольями большой камин - старые кости короля нуждались в тепле. Особенно тяжело ему приходилось в ненастье, когда начинали ныть многочисленные раны, полученные в годы буйной молодости и не менее бурной зрелости. Но боль тела, которую он давным-давно выучился переносить с неизменной стойкостью, была пустяком по сравнению с болью душевной. Болью, рождаемой тоской по ушедшим друзьям и любимым, юности, которая никогда не возвратится, прежним временам, когда мир казался понятней и проще. Боль вызывало и постоянно преследующее его ощущение, что всё созданное за долгие годы борьбы и трудов так непрочно и хрупко, что может рассыпаться в любой миг.
    Рассеянно скользя невидящим взглядом по ровным строчкам рун, мысленным взором Робар видел совсем другие картины.

    Вот он, молодой, растерянный и мокрый до нитки, выбирается из озера, смягчившего его падение с обрыва по ту сторону Барьера. И первое приветствие Миннентальской каторги - неожиданный и подлый удар по лицу...
    Белозубая улыбка старины Диего под колючими варрантскими усами... Усталый взгляд Ли - оболганного и преданного генерала ордена Света, нашедшего честь и верность, в существование которых он уже переставал верить, здесь, среди осуждённых на пожизненную каторгу преступников... Ксардас, для которого люди и нелюди - лишь орудия для достижения "высших целей"... Некромант, ни сколько не изменившийся с тех времён, до сих пор плетёт свои заклятья и интриги в мрачной башне на севере Нордмара, куда он вернулся после многолетних скитаний по иным мирам...
    Вот отвратная волосатая морда Спящего - орочьего демона Крушака. На клыках его - смерть, а в зрачках - Тьма. Не менее волосатая и клыкастая, но такая простодушная, добрая и немного лукавая физиономия старого шамана Урр-Шака... Тяжесть Уризеля в уверенной ладони... Падение Барьера - ощущение, будто рушится мир...
    Город Хоринис, каким он его увидел впервые, сонный и приходящий в запустение... Мудрый ясный взгляд Ватраса на костистом смуглом лице. Под таким взглядом забываешь о лжи, лукавстве, выгоде...
    Драконы... Ирдорат, с его застарелой вонью, настоенной на сере, крови и страхе; с его злым эхом, насмешливо отдающимся в бесчисленных залах и переходах, погруженных в вековечную жуть и тьму...
    Первые шаги по материку... Бесконечное и бестолковое перемещение по разорённой, захваченной орками стране в бесплодных попытках объединить разрозненные людские группировки для организованного сопротивления... Смерть предшественника - Робара Второго, высокомерного и слабого правителя, предавшего тех, кто принёс ему славу и власть... Иллюзия победы... Уход магии из мира...
    Многолетние походы, стычки, интриги, компромиссы, измены и подвиги... Коронация... Создание государства на пепле и крови разорённой Миртаны почти в прежних её пределах. Лишь на востоке, близ границ с Неизвестными землями до сих пор правят орки. Они разобщены и разделены на мелкие княжества, а потому больше не опасны... Непредвиденное постепенное возвращение в мир магической силы...
    Вновь интриги и неожиданные предательства самых близких соратников... Вражда многочисленных возмужавших принцев - его детей от нескольких жён, не сумевших пережить своего повелителя... Волнения то черни, то знати на окраинах королевства... Появление новых тёмных сект...

    Полено в очаге громко треснуло от боли, причинённой острыми язычками пламени казавшемуся давно мёртвым дереву. Старик в кресле вздрогнул и очнулся от воспоминаний. Он вновь обмакнул перо в серебряную чернильницу и медленно вывел ещё несколько строк чётким ровным почерком.
    Удивительно, как с годами меняются люди! В молодости он жаждал приключений, подвигов, богатства, наслаждений. Потом - власти, порядка и устойчивости. Ради всего этого бессчётное количество раз подвергал свою жизнь смертельной опасности, убивал, предавал, крал, совершал подвиги, терял друзей... А на старости лет его потянуло к знаниям. Он только сейчас, остановившись и оглядевшись, неожиданно осознал, в каком удивительном мире ему довелось жить. С какой-то щемящей досадой понял, что потерял напрасно не годы - десятилетия. Равнодушно проходил с мечом в руке и нетерпением в сердце мимо таких чудес и дивных явлений, что большинству смертных не могли и присниться!
    И вот теперь, в самом конце жизни, король Робар Третий, прозванный в народе Победителем Драконов и Спасителем Отечества, решил оставить по себе не только славу бесшабашного авантюриста, отважного воина, опасного интригана и благородного героя (всё вместе и в равных пропорциях!), но и учёного. Пусть даже самого скромного и малоизвестного. Высказать то, что накопилось в душе и памяти за долгие годы, и то, что не мог или не считал нужным высказывать прежде.
    Мир вокруг был готов вновь погрузиться в хаос междоусобиц, грабежей, убийств и тёмных обрядов, что хуже самого жестокого убийства. Мир грозил быть разорванным тысячами человеческих и нелюдских эгоистичных надежд, неутолённых амбиций, заблуждений, выдаваемых за единственную и последнюю истину. А он, повелитель этого мира, заперся в кабинете и терпеливо выводил руну за руной, отчётливо при этом сознавая, как скудны его знания, слаб стиль и неповоротливы мысли...
    Дописав очередную строку, старик придвинул к себе стопку испещрённых рунами листов пергамента и стал перечитывать написанное:


    "О ЗНАНИЯХ И ЗАБЛУЖДЕНИЯХ
    учёный трактат смиренного Робара, грешного служителя Инноса и недостойного почитателя Аданоса

    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


    Следует признать, что об этом мире мы знаем не слишком много. Именуется он, насколько можно понять, Мордрагом. Понятие это весьма сложное. Оно обозначает не только конкретную планету, но также и вселенную, в которой она находится. Кроме того, Мордраг - это, судя по всему, ещё и имя божества, которое было предшественником трёх Братьев-богов, почитаемых ныне, и название местного светила. Это слово иногда используется в качестве человеческого имени собственного. Однако, прежде всего, Мордраг - это название мира.
    Нет оснований полагать, что мир этот имеет форму, принципиально отличную от формы Земли. Размеры, судя по всему, тоже сходные.

    Мордраг имеет единственный спутник, именуемый Луной. Судя по сходству названий и внешнего вида, это то же небесное тело, что освещает мир, носящий имя "Земля". Поэтому можно предположить, что Мордраг - один из параллельных Земле миров, находящийся в тех же пространственно-временных координатах, что и упомянутая планета, но смещённый в каком-то ином, недоступном обычному человеческому восприятию измерении. Это подтверждается и наличием в обоих мирах одних и тех же или близкородственных видов растений и животных, а также многих черт человеческой культуры. Об этом свидетельствуют и отдельные артефакты явно земного происхождения, встречающиеся в Готическом мире - в частности, ржавые остовы вполне земных автомобилей.

    ГЕОГРАФИЯ

    Нам известна лишь небольшая часть мира Мордрага, а именно восточная оконечность крупного материка, на которой расположены государства Миртана, Варрант (Варант) и Нордмар. Территории, простирающиеся к западу от этих сравнительно небольших стран, именуются Неизвестными землями. Возможно, они заселены орками, но точно этого никто не знает.

    К востоку от материка находится море, многими называемое Миртанским. Море, по видимому, является частью безбрежного океана. Ограничено оно многочисленными островами, расположенными на его периферии и в центральных частях бассейна.
    Самый значительный из островов - Хоринис. Это последнее и единственное в известной нам части мира место, где остались крупные залежи магической руды. В силу этой и ряда иных причин в интересующее нас время остров Хоринис оказался важнейшим узлом, события в котором оказывают решающее влияние на историческое развитие всего мира Готики.
    Остров отличается крайне своеобразным рельефом. Непроходимые горные массивы разделяют пригодные для обитания долины. Причём совершенно неизвестно, сколько таких долин имеется на Хоринисе. Исследователи постоянно открывают на нём всё новые обжитые районы и гигантские подземные пустоты. Поэтому вопрос о площади острова и очертаниях его берегов остаётся открытым.
    Не исключено, что Хоринис расположен в точке пересечения нескольких параллельных пространств. В свете этого предположения все его странности становятся легко объяснимыми.
    Помимо Хориниса, известно множество иных островов. В первую очередь это, конечно же, Южные острова. Насколько можно понять из косвенных сведений, собственных наблюдений и рассказов мореходов, они представляют собой крупный архипелаг, ограничивающий бассейн Миртанского моря с юга, и лежащий к юго-востоку от варрантского побережья. Архипелаг, несомненно, находится в сфере влияния миртанской культуры. Возможно, во время расцвета миртанской государственности Южные острова, по крайней мере часть их, подчинялись королевству и политически.

    Широко известен также остров Ирдорат, где располагался древний храмовый комплекс, посвящённый Белиару, ныне разрушенный. Координаты храмового комплекса и самого острова неустойчивы. Не исключено, что он расположен не на самом Мордраге, а в параллельном пространстве, тесно с ним связанным.
    Кроме указанных участков суши, о которых знают все, можно назвать ряд островов, известных отдельным исследователям - это Питхорм, Гештат и многие другие. Некоторые из них, кажется, входят в группу Южных островов, а другие расположены намного севернее. Насколько можно судить, ни один из известных на сегодняшний день островов по размерам не может сравниться с Хоринисом. Последний некоторые считают составной частью крупного архипелага Хор. Впрочем, убедительных доказательств этого они пока не представили.

    Несколько особняком стоит страна Джектил (Яктюль). Являясь частью мира Готики, она отличается большим своеобразием. Так, в этой стране не известен культ богов-братьев. Её жители поклоняются единому божеству, по имени которого страна и названа.
    Неизвестно и точное местоположение Джектила, Гатии и некоторых других стран. На данный момент относительно Джектила имеются два равновероятных предположения - Неизвестные земли и внутренние района острова Хоринис, изолированные в течение нескольких тысячелетий.

    НАСЕЛЕНИЕ

    Помимо многочисленных животных, Мордраг населён несколькими разумными видами - людьми, орками. Некоторые причисляют к разумным также гоблинов, что вполне вероятно, учитывая использование этими существами огня, оружия и наличие разделения по профессиональному признаку (воины, шаманы и т.д.). Гоблины делятся на две разновидности - серые (или зелёные) и чёрные. Является ли различие между ними проявлением полового диморфизма, расовым признаком, следствием наличия двух сходных биологических видов или итогом возрастных изменений - никому не известно.

    Иные полагают также, что на Мордраге обитают гномы (правильнее их следовало бы называть цвергами). Однако большинство исследователей мира Готики существование этого разумного вида отвергают, объявляя их плодом кошмарных видений лиц, злоупотребляющих наркотической болотной травой. При этом некоторые из означенных исследователей не отрицают наличия расы великанов, якобы обитавшей на Мордраге до недавнего времени или даже сохранившейся поныне.
    Спорным остаётся и вопрос о троллях, распространённых в двух разновидностях - обыкновенной и чёрной. Судя по образу жизни и поведению, их следует относить скорее к животным, чем к разумным существам. Но, в то же время, бросается в глаза их несомненное родство с орками и гоблинами.

    Здесь нам придётся коснуться довольно щекотливого вопроса о первенстве происхождения людей и орков.
    Человеческая мифология, основанная на принципах антропоморфизма, утверждает первенство человека, якобы созданного Аданосом ранее орков, являющихся порождением Белиара. Не берёмся оспаривать это утверждение или объявлять его истиной в последней инстанции, но укажем на некоторые факты.
    Как уже отмечалось выше, орки, гоблины и тролли во всех их разновидностях имеют большое количество сходных черт. Поэтому можно с большой долей уверенности предположить, что все они - плоды эволюции одной ветви весьма высокоразвитых антропоидов. Учитывая высокую концентрацию этих видов в известной нам части Мордрага, этот мир можно считать местом, где эта эволюция и проходила на протяжении длительного времени.
    Люди (если наличие цвергов в мире Готики действительно является досужим вымыслом) представлены на Мордраге одним видом. Нет никаких доказательств того, что они сформировались именно на указанной территории, а не пришли извне. Поэтому утверждение об их первородстве представляется сомнительным. Впрочем, для глубоко религиозных людей, свято верящих в Инноса и Аданоса, никакие рациональные доводы значения не имеют.

    Кроме приматов, в готическом мире обитают разумные рептилоиды - драконы и люди-ящеры. Достоверные сведения о том, где находится их родина, отсутствуют. Мало известно об их биологии, культуре и других аспектах жизни.
    Согласно религиозной традиции, драконы появились прежде иных разумных существ и являются олицетворениями стихий. Утверждение весьма спорное. Стихий, как известно, четыре. А драконов только за последнее время было убито пять живых и один квазиживой. Не исключено, что связь драконов со стихиями определяется не реальным происхождением, а принадлежностью к той или иной магической школе или мистическому ордену.
    Общеизвестна связь драконов с людьми-ящерами, хотя не ясно, на чём эта связь основана. Осмелимся выдвинуть гипотезу, что связь эта биологическая. Драконы, как известно, откладывают яйца. Но при этом у них нет деления на самцов и самок. Во всяком случае, самку дракона никто пока не видел. Видимо, они являются обоеполыми, то есть гермафродитами.
    Драконы отличаются яркими индивидуальными чертами, особенностями характера и именами собственными. Люди-ящеры же индивидуальностью не обладают. Они одинаково выглядят, одинаково действуют, у них нет имён и социального деления. У них, как правило, даже нет личных вещей, кроме одинакового для всех оружия. На основании этих наблюдений мы делаем парадоксальный на первый взгляд вывод о том, что драконы и люди-ящеры - представители одного биологического вида.
    Дракон - разумное существо. А люди ящеры, не обладающие независимым разумом и свободой воли - это своего рода дистанционно удалённые рабочие органы дракона. Если взять для аналогии пчелиный рой или сообщество ползунов, то люди-ящеры - это рабочие особи, а дракон - матка и трутень в одном лице. Он управляет своим "роем" при помощи магии, телепатии или каким-то иным способом, связывающим их более крепко, чем пчёл.


    КУЛЬТУРА

    О материальной культуре людей и нелюдей Готики мы сейчас говорить не будем, так как с ней более-менее знакомы все исследователи готического мира. Поэтому сразу перейдём к магии и религиозным воззрениям.
    Магия - это способность отдельных людей, орков и всех драконов воздействовать на окружающий мир при помощи энергии неизвестной пока природы. Ещё недавно казалось, что магия навсегда ушла из мира, но впоследствии она вернулась и вновь стала доступной людям и многим нелюдям.
    Использоваться магия может непосредственно или через артефакты - руны, юниторы, магическое оружие, доспехи, украшения или напитки. Существа, владеющие магией, - маги и шаманы - часто одновременно являются жрецами и учёными.

    По способам воздействия и идеологической основе магия делится на огненную, водную (ледяную) и тёмную. Чётко разграничить их удаётся далеко не всегда. Но обычно к проявлениям огненной магии относят любые воздействия посредством локального повышения температуры окружающей среды. Водная магия в качестве, если можно так выразиться, действующего вещества использует воду в одном из её агрегатных состояний. Тёмная магия проявляется в виде создания квазижизни - разнообразных големов, зомби, ходячих скелетов; вызова существ - гарпий, демонов - из параллельных пространств; а также путём "высасывания" жизненной силы человека или иного существа и т.п.
    Создание каждого из видов магии приписывают одному из трёх богов-братьев. Однако при этой системе несколько в стороне оказываются некоторые другие проявления магии, которые в равной степени используются всеми школами и не могут быть причислены ни к одной из них. Речь идёт о целебной магии, телепортации, использовании напитков, расширяющих человеческие возможности, и многом другом. Магия Барьера, созданного над колонией в Рудной долине, относится к этой же группе. Хотя Барьер установили маги Огня при участии магов Воды, они явно не до конца понимали, что, собственно, делают, и не вполне контролировали процесс.
    Любопытно также, что у драконов магические школы подразделяются несколько иначе, чем у людей: Огонь, Лёд, Вода и Земля.

    Кроме общих для всех религиозных учений магических проявлений и догматов, следует отметить наличие признаков некогда распространённых в мире Готики верований.
    Так, небезызвестная ведьма Сагитта с Хориниса, которую не слишком жаловали маги всех трёх школ, являлась, видимо, носительницей знаний какого-то более древнего культа. Можно предположить, что в отдалённые времена в Миртане существовал некий круг Земли, Леса или чего-то в этом духе. Божество, бывшее его покровителем, сегодня основательно забыто. Возможно также, что это божество - то самое, чьим пророком является Нетбек, которого многие без всякого на то основания прежде считали сумасшедшим. Может быть, древнего бога звали Мордраг?
    Любопытно, что орки, которых люди считают порождением Белиара, используют главным образом заклинания школы Огня. Скорее всего, поклонения Белиару у орков - явление сравнительно недавнее. Видимо, его принёс им Спящий, при жизни известный как шаман Кру-Шак (Крушак). Обращение орков в новую веру стало ответом на притеснения со стороны людей, изгнавших их с исконных мест обитания.
    Точно неизвестно, кому и как в древности поклонялись орки. Но, судя по сохранившимся подземным кладбищам и мавзолеям, у них был широко распространён культ предков. Поклонялись они и огню, о чём свидетельствует характер используемой ими магии.
    В магическом искусстве орки сильно уступают людям, отдавая предпочтение механизмам и силе собственных мускулов. Многие созданные ими устройства являют собой образец технологии, непревзойдённый на Мордраге до сих пор.
    Кстати, не исключено, что именно владение магией стало причиной низкого уровня технического и социального развития мира Готики.

    В заключение хотелось бы сказать немного о широко бытующем заблуждении, будто орки, гоблины и многие другие существа якобы были созданы Белиаром. Это утверждение противоречит самим основам культа трёх Братьев, хотя распространено даже среди магов.
    Иннос, как справедливо указывают некоторые исследователи, сам ничего не создавал. Правда, согласно ряду версий, он создал Аданоса и Белиара (тогда какие же они ему братья? - скорее уж дети!).
    Но, в любом случае, Иннос упорядочил мироздание, то есть создал систему, на основе которой стало возможным дальнейшее творение Аданосом всего живого.
    Белиар же является олицетворением не только Тьмы, но и Хаоса - полной противоположности Порядка. Создавать - значит приводить в систему, повышать уровень организации объекта, упорядочивать. Но что может упорядочить тот, чей идеал - хаотичность? Он может лишь разрушать систему, нарушать порядок.
    Из этого следует закономерный вывод о том, что Белиар никого никогда не создавал, что бы там ни утверждали недоброжелатели орков. Белиар может лишь использовать для своих нужд созданное другими, приспособив его путём частичного разрушения или искажения системы. Проще всего это сделать не через физические, а через духовные изменения - посредством пропаганды эгоизма, безответственности, при помощи стирания этнических, религиозных, сословных различий. Работает безотказно! Ведь проще обвинить противника во всех смертных грехах и объявить войну на уничтожение, чем попытаться понять его точку зрения и признать собственную вину. Легче забыть свой язык и заветы предков и начать играть по чужим правилам, руководствуясь лишь сиюминутной выгодой. Удобнее жертвовать чужими жизнями и интересами ради вполне ощутимых богатства, комфорта, власти, чем подвергать себя лишениям ради каких-то призрачных идеалов.
    Как видим, несмотря на громадные внешние отличия, суть проблем, стоящих перед миром Готики и миром Земли очень сходна. Но это уже не относится к теме нашего исследования."

    Земля... Этот полузабытый мир теперь, на склоне лет, вспоминается всё чаще... Огромная страна, без малого сотню лет назад безжалостно избавившаяся от своего последнего императора, упрямого и бездарного, а потом на долгие годы погрузившаяся в пучину жестокости и лжи, странным образом перемешанных с истинной честью и самопожертвованием...
    Школа в маленьком городке с единственным безнадёжно устаревшим заводом, превращённым в музей древним храмом и обсиженной жизнерадостными голубями неуклюжей чугунной статуей посреди выщербленной пыльной площади...
    Издёрганные, вечно озабоченные и подавленные горем родители. Брат, от которого остались лишь самодельный арбалет за шкафом и фотоснимок худого парня в мешковатой пятнистой форме на фоне покрытых лесом гор, вставленный в траурную рамку...
    Душный вагон и перестук колёс на стыках рельсов... Другой город - большой, шумный, погрязший в лицемерии, мусоре и животной жажде обогащения. Университет, который он посещал менее охотно, чем дискотеки, компьютерный клуб и спортзал...
    Здесь, в Миртане, он стал безымянным. Не потому, что скрывал своё имя. Просто местные жители оказались не способны произнести его, не говоря уже об отчестве и фамилии. А позднее, вступив на престол, взял имя своего предшественника и стал Робаром Третьим, королём-легендой...

    В дверь громко постучали. Не дождавшись ответа, заколотили настойчивее.
    - Ваше Величество, прошу вас, отоприте дверь! Это очень важно!
    В ответ - молчание.
    - Отец, дурные известия: Варрант восстал! Во дворце раскрыт заговор с принцами Ли и Ватрасом во главе!
    Тишина...

    Когда после немалых усилий массивная резная дверь была, наконец, сломана, в кабинет вбежал могучий и разгневанный принц Лестер с несколькими слугами и стражниками. Позади, почтительно поддерживая под руки ветхого седого мага Мильтена, неизменного королевского советника и хрониста, топтались юные принцы Ларс и Диего...
    Возбуждённые голоса смолкли как по волшебству. Ворвавшиеся в кабинет люди безмолвно замерли вокруг кресла, в котором неестественно прямо и неподвижно сидел повелитель Миртаны Робар Третий. Его остекленевшие глаза остановились на стопке исписанных рунами листков пергамента, аккуратно сложенных в центре большого стола...


    КОНЕЦ
    "Ночь Ворона" - последняя "Готика".
    Wilde ist offline

  5. #5 Zitieren
    Krieger Avatar von Wilde
    Registriert seit
    Aug 2009
    Beitrge
    437
    Истоки вражды

    Укрепив дух молитвой Инносу, побеседовав о сущности Света с Мардуком во время скромного ужина, Каррас направился в монастырскую библиотеку. В ней он проводил большую часть времени, порой забывая о сне, пище и иных потребностях бренного тела. Перелистывая пожелтевшие страницы пыльных томов, разворачивая хрупкие от древности свитки, Каррас выискивал в них крупицы мудрости. В этом было его служение. Ведь мудрость и древние знания, порой совершенно забытые, нужны в войне с извечным Врагом не меньше, а, пожалуй, и больше, чем клинки из магического металла.
    Окинув взглядом темнеющее небо, на котором уже зажигались слабо мерцающие звёзды, и вдохнув холодного воздуха, Каррас поднялся по ступеням и потянул на себя тихо скрипнувшую дверь. Библиотека монастыря Огня давно стала его вторым домом. Да что там вторым! Основным и единственным! Только здесь он чувствовал себя на своём месте. Здесь душа его находила насущную пищу, и здесь было его место в строю воинов Порядка и Света.
    Сегодня Каррасу предстояла особенная работа. Два дня назад из Миненталя пришёл молодой маг. Он был измучен и подавлен, но на бледном, покрытом свежими ссадинами лице яростно светились умные пронзительные глаза. Назвался Мильтеном, учеником Корристо. Рассказал о падении Барьера и последних днях каторги, которую огненный купол отгораживал все эти годы от остального мира. Он ещё много чего рассказывал собравшимся в храме высшим магам, которые сосредоточенно слушали его, лишь изредка задавая вопросы.
    Кроме известий, удивительных и порой страшных, молодой маг принёс с собой потёртую кожаную сумку. Она была чем-то плотно набита и имела, судя по всему, вес немалый. Мильтен устало опустил свою ношу прямо на каменные плиты храма и направился к Пирокару. О содержимом сумки ученик Корристо вспомнил только к исходу второго дня. В ней оказались книги, вынесенные им из сошедшего с ума Миненталя. Сумка была перенесена в библиотеку, и Каррасу было поручено разобрать её содержимое и составить опись. Именно этим он и собирался заняться этой ночью.
    В библиотеке, как всегда, было тихо, сумрачно и уютно. Пахло пылью, старым пергаментом и временем. Чуть заметно колыхались огоньки светильников. От забитых книгами деревянных стеллажей на вымощенный мелкими каменными плитками пол ложились мягкие тени. В своём углу у дальней стены негромко шелестел страницами Хиглас. Он, как и Каррас, работал здесь сутки напролёт, прочитывая том за томом, переводя с мёртвых языков тёмные, запутанные тексты по демонологии и космогонии, а потом занося отфильтрованные и дистиллированные знания в длинные свитки. Вот и сейчас Хиглас отодвинул толстый фолиант и заскрипел пером, что-то неразборчиво бормоча.
    Каррас направился к своему обычному месту - кафедре, служившей и для чтения, и для письма.
    Сумка Мильтена, которую принёс сюда по распоряжению Ультара кто-то из послушников, темнела на полу. От неё веяло неразгаданными тайнами и загадками. Волнуясь, Каррас наклонился над сумкой и не без труда ослабил узел на кожаных завязках. Стал один за другим извлекать на свет потрёпанные тома в кожаных и матерчатых обложках, свитки, кое-как сшитые пачки листов, порой обгоревших по краям и покрытых бурыми пятнами, сквозь которые проступали неровные, едва различимые строчки. Сложив всё это богатство высокой стопкой рядом с кафедрой, Каррас ещё раз заглянул в сумку, убедившись, что действительно ничего не пропустил. Сумка была пуста, если не считать маленькой засохшей ветки, видимо попавшей туда во время пути Мильтена из каторжной долины.
    Каррас нарочито спокойно и неспешно достал чернильницу, искусно вырезанную из куска сине-зелёного с красными прожилками камня. Осмотрел остро заточенные перья. Развернул свиток нового, призывно желтеющего пергамента, выделанного из шкуры молодой овцы. И, наконец, протянул руку к лежащей сверху книге в тёмном переплёте. С трепетом поднял обложку и ощутил разочарование, прочтя на форзаце заголовок: "Охота и добыча".
    Затем были два наставления по алхимии, содержание которых было известно любому послушнику, свиток с описанием отделения жвал ползуна и использования получаемого из них секрета. И это Мильтен тащил из Миненталя, рискуя жизнью на каждом шагу?
    Каррас вздохнул, но, тем не менее, прилежно заносил названия книг в список. Уже ничего особенного не ожидая, он раскрыл очередной том и замер, вчитываясь в выведенные архаичными рунами строки заголовка.
    - Никогда не слышал о такой книге, - проговорил про себя Каррас, записывая в свиток её название: "История мира, изложенная смиренным Сундарионом, высшим магом Круга Воды".
    Первые страницы были в очень плохом состоянии. На восстановление их содержания требовалось немало времени, терпения и изобретательности. Но этим можно будет заняться позже. Осторожно пролистав несколько ветхих страниц, он добрался до ясно различимого текста:

    "...После падения Яркендара под гневом Аданоса известная нам часть Мордрага погрузилась в хаос. Повсюду свирепствовали ненастья, мор, голод и разбойничьи шайки. Города и храмы разрушались, торговые тракты приходили в запустение, поля зарастали лесом. И так было целое столетие.
    В прежние годы Яркендар основал несколько поселений на Питхорме, иных лежащих близ Хориниса островах и материке.
    Одна из колоний, названная Венгердаром, была расположена на восточном побережье материка. Она также пришла в запустение, но в округе оставалось немало потомков яркендарцев, сохранявших веру в Аданоса. Заключив союз с окрестными варварскими племенами, поклонявшимися огню и солнцу, они создали государство, которое в более поздние времена стало именоваться Старой Империей. От основания её ведётся нынешнее летосчисление. На руинах же древнего Венгердара выросла новая столица - Венгард".

    - Напыщенные наглецы! - воскликнул Каррас, яростно захлопнув обложку. - Надо же, "варварские племена, поклонявшиеся огню"! Да что они о себе думают?
    Сразу же устыдившись этой вспышки, Каррас загнал подальше рвавшееся к кистям рук боевое пламя и глубоко задышал, приводя в разум Порядок. Его возглас привлёк внимание Хигласа, который покинул своё место и пересёк зал, чтобы узнать, что так взволновало собрата.
    - Вот, полюбуйся! - сердито сунул Каррас книгу в руки Хигласу. Тот, чуть прищурившись, быстро пробежал глазами строчки рун и поднял удивлённый взгляд.
    - А что это за Яркендар такой?
    - Откуда я знаю? Наверняка какая-нибудь рыбацкая деревня, смытая штормом, полудикие жители которой поклонялись Аданосу!
    - Не похоже что-то, - задумчиво теребя аккуратно подстриженную тёмную бородку, пробормотал Хиглас. - Ты не будешь возражать, если я возьму эту книгу и ознакомлюсь с ней подробнее?
    - Нет, конечно, у меня и без неё полно работы, - проворчал Каррас, открывая очередной том. Едва прочтя несколько строк, написанных витиеватым почерком по старо-миртански, он забыл и о Хигласе, и о своём недавнем гневе.

    "Невежды, разум коих не озарён светом Инноса, уверяют, будто орки, драконы, снепперы и прочие чудовища созданы Белиаром или явились порождениями чёрной волшбы тёмных магов. Как же заблуждаются сии суеверы! Всякому, кто коснулся оком мысленным святого Огня и упорядочил ум свой знакомством с трудами древних магов, ясно, что Белиар, равно как и его слуги, не могут ничего создать. Ибо Отец Хаоса не наделён даром творения и созидания подобно светлому Инносу и Аданосу. Белиар и слуги Тьмы способны токмо уничтожать и искажать созданное прежде.
    Что же касаемо Зверя, избранного Белиаром, о коем толкуют в своих проповедях маги Воды, то некоторые из многоучёных служителей Инноса, а за ними вослед и я грешный, убеждены, что Зверь тот токмо духом и разумом принадлежал Тьме, а телом был человек. Пустил он в душу свою Хаос и стал служить Врагу. И был он первым Избранным Тьмы..."

    - Клянусь Светом, это же анонимная монография "О бестиях"! - радостным шёпотом воскликнул Каррас. - Ценнейший труд, от которого сохранились разрозненные фрагменты. Никому ещё не попадался полностью уцелевший экземпляр!
    Дрожащей от азарта рукой он внёс в свой список короткое название и вновь погрузился в чтение.

    "Драконы порождены были стихиями и приведены в мир прежде прочих разумных, дабы хранить устои его. Но сим чешуйчатым монструозиям блеск злата оказался всего милее. Белиар, как известно, щедро награждает прислужников своих презренным металлом, коего во владениях его подземных превеликое множество. И посему многие драконы стали служить ему и немало зла чинить людям. Впоследствии же большинство оных тварей были истреблены смелыми рыцарями или изгнаны магами Огня.
    Кроме истинных драконов, наделённых разумом и дыханием огненным, создал Аданос множество иных, зверям неразумным подобных, дабы населить ими моря и земли. Так меньший брат Инноса тщился установить равновесие между изобилием и скудостью, ужасом и безопасностью, бедствиями и благоденствием.
    Опричь зверей неразумных, всех бестий, кои вред чинят людям, делят на три разновидности. Самые зловредные, ибо наделены разумом и собственной волей, - нелюди. К сим относить достоит безбожных орков, гоблинов и ящеролюдей. Иные такоже причисляют к таковым и троллей, но, по разумению моему, твари сии обделены смыслом и нарекаться должны зверями.
    Нечисть, злой волшбой из-за пределов нашего мира вызванная: демоны, гарпии смрадные, големы разноличные. Последних, впрочем, иные полагают сродственными стихиям, подобно драконам.
    Нежить, сиречь мёртвые останки, в кои некроманты нечестивые вдыхают подобие жизни: мертвяки ходячие, рекомые зомби или гули, скелеты людей, зверей и нелюди, призраки, а такоже иные неупокоенные..."

    С трудом оторвавшись от старинного фолианта, Каррас закрыл обложку и вновь потянулся к стопке книг.
    - Так, что там у нас дальше? Хм-м... "Сказание о Готфриде Сорне". Довольно редкое издание, но здесь уже есть два экземпляра... "Под Оком Инноса" - географический трактат неизвестного мага Воды. Да у нас их несколько штук! "О предрассудках" бывшего верховного мага Огня Ксардаса, - презрительно скривил губы Каррас. Эта работа не пользовалась у обитателей монастыря особым почтением.
    - О! Наставления мастера Цахры "Изготовление луков" и "О рудах земных" в одном томе. Замечательно! Известно всего два полностью сохранившихся экземпляра этой книги. Причём оба находятся на материке...
    Маг заполнил ещё одну строку описи и вновь протянул руку к стопке. Сверху оказались несколько листков грубой рыхлой бумаги, сшитые полуистлевшим шнурком. Бумага потемнела и обтрепалась, неровные строчки были едва различимы. Первых страниц не было, но, вчитавшись в неразборчивый текст, маг понял, что это чей-то дневник.

    "5-й день осеннего сезона, среда.
    Господин наш, граф Бегрмар фон Миненталь, владетель Горного форта, совсем плох. Но хуже всего иное: как мы опасаемся, продал он свою душу Тьме.
    Вчера утром старый слуга, вошедший в покои графа, дабы вынести ночную вазу, заметил два чёрных крыла, мелькнувших в оконном проёме. В воздухе же покоев витал запах серы.

    7-й день осеннего сезона, пятница.
    Сегодня в форт прибежал гонец от наместника. Он принёс весть о волнениях среди заключённых на рудниках, появлении в окрестностях неизвестных магов в чёрных мантиях и предостерегал нашего господина. Граф, принимавший гонца не поднимаясь с постели, расхохотался столь страшно, что молодая служанка Соня, которая подслушивала под дверью, затрепетала и едва не лишилась чувств от ужаса".

    - Эге, да это записки кого-то из слуг старого графа Бергмара! Недаром о нём ходили недобрые слухи. Помнится, рассказывали ещё о якобы спрятанных им сокровищах и странном его завещании...
    Перевернув страницу, Каррас вновь начал разбирать написанные неумелой рукой строки.

    "11-й день осеннего сезона, вторник.
    Стражник Имар, уснувший накануне в винном погребе, рассказал, что пробудился среди ночи в углу за бочкой старого монастырского от невнятного шума. Выглянув из своего убежища, узрел он в полутьме некие фигуры, весьма массивные и покрытые серой шерстью. Фигуры смутно шевелились и издавали невнятное бормотание. Имар вновь забился за бочку, где и был найден перед самым обедом управляющим, велевшим всыпать ему десяток плетей за неумеренное питие.

    13-й день осеннего сезона, четверг.
    Большинство слуг и воинов не верят Имару, называя его видения пьяным бредом. Но я думаю, что он говорит правду. Другие зловещие знаки также подтверждают - пришло время бежать из Форта и пробираться за перевал, в Хоринис, пока не стало поздно..."

    - И что, это всё? - озадаченно пробормотал Каррас. Больше листов не было. Маг повернул последний из них и увидел на обратной стороне свежую надпись, сделанную при помощи угля уверенной привычной рукой: "Эта рукопись найдена на Минентальском перевале среди старых человеческих останков на второй день после падения Барьера".
    - Видно, не дошёл, бедолага, - сокрушённо покачал головой Каррас. - Что ж он подробнее обо всём не написал? Может, не знал или...
    Взяв следующую книгу, маг оборвал себя на полуслове. Странная это была книга. Написанная бисерным почерком на ровных прямоугольниках древесной коры и заключённая в деревянную обложку, она всем своим видом выделялась среди прочих томов. Заголовок её гласил: "Шугх Хаара-дха или Повесть Изгнания в вольном переводе с древнеорочьего, сделанном Ю-Берионом, верховным наставником Братства Спящего".
    Кора страниц была шероховатой и приятной на ощупь, а ряды мелких округлых букв уводили в древность столь седую, что по спине Карраса побежали мурашки. Хотя ничего особенного в книге, в общем-то, не было.

    "Все истинные народы, чьи тела, как и подобает, покрыты шерстью, пришли в мир сразу после драконов, людей-ящеров и прочих чешуйчатых тварей. И было истинных народов три: орки, тролли и гоблины. И не было тогда безволосых, жадных до богатств, земель и крови.
    Много-много веков отцы наши жили по всему миру, сражаясь за него с драконами и людьми-ящерами. Жили, как завещано Предками - охотились, приносили жертвы духам и Огню. А когда приходил срок, храбро умирали в бою или на жертвеннике, присоединяясь к духам Предков. Тролли и гоблины жили в те времена так же, отличаясь от орков лишь ростом и обликом.
    Но век от века стали расходиться пути истинных народов. Тролли забыли заветы предков, стали поклоняться Единому, который будто бы создал мир. Отказались от Огня и перестали обтесывать камень, чтобы угодить ему. Гоблины, слабые и трусливые, реже стали выходить на зверя, начали красть еду у орков и друг у друга.
    Так прошли ещё многие-многие века. Орки продолжали следовать тропой Предков. Они узнали магию, научились плавить железо и огненную медь, высекли большие и прекрасные храмы в толщах гор. Стали ловить вепрей и горных баранов живыми, держать их в загонах. Ящеров прогнали на неприступные вершины и в глухие леса.
    Гоблинов орки начали презирать и убивали, как только представлялся случай. Трусливые выродки прятались в скалах и гнилых пнях. Они ещё больше измельчали и растеряли дарованный им духами разум. От Огня они не отказались, ибо их слабые тела сильно донимал холод, но больших поселений и храмов не строили. А если и строили, то орки их разрушали.
    Тролли совсем одичали. Они забыли разумную речь и своего Единого, превратившись в больших и сильных зверей. Правда, не все. Малая часть троллей, не верившая в Единого, сохранила разум и веру в Предков. Телом они стали меньше собратьев, хотя и крупнее орков".

    - Подумать только! - проговорил Каррас, невольно скребя затылок. - Неужели у орков была такая история и написаны такие книги? Я и представить себе не мог подобного. Всегда считал их всего лишь хитрыми и опасными животными. А они, оказывается, тоже Огню поклонялись...

    "Те тролли, что сохранили разум, быстро догнали народ орков в умениях и искусствах. Даже в магии! Они не только разводили скот, но и научились выращивать съедобные травы и плодовые деревья. Строили тёплые дома из камней, большие лодки и крылатые башни, в которых толкли зерно. Но храмов они не возводили и перестали приносить жертвы Огню и духам Предков. Их шаманы провозгласили, что души умерших переселяются во вновь рождённых. Получалось, что они поставили себя вровень с Предками. Они стали самих себя считать Предками!
    Такого наши отцы стерпеть не могли. Они объявили троллям священную войну. Враги были многочисленны, сильны и свирепо защищались. Но отцы наши после трёх столетий сражений и великих подвигов победили извративших веру.
    Духи Предков радовались, кружась вокруг небесного Огня, душам стольких храбрых воинов, погибших в бою.
    Когда отцы наши одолели троллей, возомнивших себя Предками, народ орков расселился по всему миру. Тролли же были поголовно истреблены, а их души вознеслись на небо, ибо не рождалось больше новых тел, в которые они могли вселиться. Самые мудрые из шаманов во время своих плясок видели, как Предки сидят вокруг небесного Огня и отчитывают души заблудших, словно нашкодивших юнцов.
    Правда, не все тролли-изменники были убиты. Малая часть их ушла в долину на юге острова Хор-Ниш и живёт там, как рассказывают, до сих пор. Они строят дома и бросают зерно в землю. Говорят, на лицах их перестали расти волосы, как у всех истинных народов. Век от века они вырождаются, их остается всё меньше. В насмешку над заблудшими наши отцы стали называть те места Долиной Предков.
    Тролли, что ещё раньше превратились в зверей, обитают в лесах и на Просторной земле, что лежит на западе, и на островах, раскиданных по Большой воде".

    - Да-а, - вновь пробормотал Каррас, - а я-то думал, что религиозные войны - изобретение людей. Что же это за Хор-Ниш такой с Долиной Предков? Неужели Хоринис?
    В этот момент к нему подошёл, неслышно ступая, Хиглас и сказал:
    - Знаешь, а этот Яркендар, кажется, был где-то здесь...
    - Вот демон! - подскочил от неожиданности Каррас. - Как ты меня напугал!
    - Прости, я не нарочно. Тут, видишь ли, очень любопытные сведения. И, похоже, необыкновенно важные...
    - Что может быть важнее этого?
    - Чего "этого"?
    - Этой книги. Кажется, мы теперь знаем, за что орки ненавидят людей и почему они служат Белиару. Слушай!

    "А потом в мир пришли безволосые. Они не дети этого мира и появились из пространств за его пределами. Голые и трусливые, они ничего не умели и всего боялись. Наши отцы охотились на них, если было мало другой дичи.
    Но безволосые оказались хитры и коварны. Быстро научились делать оружие из камня, железа, а потом из огненной меди. Стали строить дома, разводить животных и бросать семена в землю. Овладели магией! Свои слабые тела безволосые придумали защищать железом и шкурами троллей, некогда принадлежавших к истинным народам.
    Безволосые истребили наших отцов, а выживших изгнали в горы и болота. Они сожгли наши шатры и построили на нашей земле свои грязные города.
    Но возмездие падёт на их головы! Великий шаман Крушак с острова Хор-Ниш видел в священной пляске, что грядёт Повелитель. Он вернёт силу народу орков и низвергнет безволосых, сделав часть их своими слугами, чтобы не лить напрасно кровь истинных".

    - Крушак... Не тот ли это демон, о котором Корристо предупреждал нашего настоятеля Пирокара в своих письмах из-за Барьера? - задумчиво морща лоб, произнёс Хиглас.
    - Скорее всего, так и есть. Видно, орочий колдун что-то напутал, призывая своего "Повелителя", - последнее слово Каррас произнёс с едкой насмешкой, - и отдал себя во власть какого-то исчадья Бездны.
    - Такое нередко случается с язычниками и отщепенцами, изменившими Инносу. Ты же знаешь брат, сколь часто попадают они в сети зла.
    - Чего это ты заговорил, как Серпентес во время утренней проповеди? - удивился Каррас.
    - Да вот как раз его вспомнил. Попытался представить, что он скажет, когда прочтёт эту книгу.
    - Какая разница, что он скажет! Это ни в малейшей мере не умаляет ценности содержащихся в этой книге знаний.
    - Сведения об истоках ненависти орков к людям, конечно, довольно любопытны, - покачал головой Хилгас. - Но какая в них практическая польза? Как они помогут в нашей борьбе со злом?
    - И ты ещё спрашиваешь? Да теперь мы...
    Речь Карраса была прервана негромким скрипом отворившейся двери. Красноватые язычки свечного пламени дрогнули от струи прохладного воздуха, огромные тени обоих магов заплясали на каменной кладке древней стены библиотеки. В дверном проёме на фоне сизого предрассветного сумрака темнел силуэт высокого человека в одеянии послушника. Заметив стоящих у кафедры магов, он запер за собой дверь и шагнул вперёд. Теперь свет упал на его лицо - довольно молодое, с грубоватыми чертами и многодневной щетиной на подбородке.
    - Здравствуйте, почтенные, - произнёс он голосом, в котором можно было различить что угодно, но только не почтение.
    - Да озарит Иннос твой путь, сын мой, - ответил Каррас. Кто ты и как сюда попал?
    - Я недавно в монастыре. Мастер Парлан дал мне ключ от библиотеки с разрешения настоятеля Пирокара, - был ответ.
    - Что же привело тебя в нашу сокровищницу знаний? - взял слово Хиглас.
    - Мне нужны кое-какие сведения.
    - И какие же? - снова перехватил инициативу Каррас.
    - Расскажите, что такое зло.
    - Конечно же, мы расскажем тебе и об этом, и о многом другом, раз такова воля Пирокара, - медленно ответил Каррас, многозначительно переглянувшись с Хигласом. - Но сначала ответь нам на один вопрос...
    - Конечно. Спрашивайте, - нетерпеливо склонил голову послушник.
    - Знаешь ли ты, почему орки так ненавидят людей? В чём причина этой вражды?
    - Разумеется, знаю. Они - орки, а мы - люди. Вот и вся причина. Когда мы видим их, то хватаемся за оружие. Как и они при виде любого из нас. Впрочем, с некоторыми их них можно и договориться, но для этого нужно желание с обеих сторон и... некоторая широта взглядов, - произнося это, послушник лишь на миг запнулся, подыскивая подходящее слово.
    - Слышал?! - расхохотался Хиглас.
    Каррас в ответ только сокрушённо пожал плечами.

    2007-2012 гг.
    "Ночь Ворона" - последняя "Готика".
    Wilde ist offline

  6. #6 Zitieren
    Krieger Avatar von Wilde
    Registriert seit
    Aug 2009
    Beitrge
    437
    Пара новых рассказов:

    История человека без имени

    Spoiler:(zum lesen bitte Text markieren)
    - Ну, пошли, что ли? - хмуро бросил мне один из двоих - тот, что повыше.
    - Ведите, - коротко кивнул я.
    Оба закутанных в сливающиеся с мраком плащи здоровяка двинулись по тёмному переулку, расплескивая сапогами лужи на грязной мостовой. Судя по её состоянию, чинили её в последний раз ещё при короле Робаре I, мир праху его. Я, оценив продемонстрированное доверие, поспешил следом за парочкой здоровяков, чтобы не потерять их из виду в сгустившейся темноте. Холодный дождь усиливался, и поневоле пришлось позавидовать моим попутчикам, плащи которых не пропускали воду, в отличие от моего куцего старенького дублета.
    Через полсотни шагов переулок закончился тупиком там, где покрытые слоем слякоти булыжники старой мостовой уперлись в грубую кладку стены, высоту которой не позволял оценить недостаток света, а, вернее, почти полное его отсутствие. Мои провожатые завозились в темноте, защёлкало огниво, а затем из-под полы одного из плащей выбился тусклый свет факела. Скрипнула неприметная дверца, и мои попутчики, сильно пригнувшись, друг за другом скрылись в темноте открывшегося проёма. Мне ничего не оставалось, как нырнуть вслед за ними.
    - Дверь притвори, - предупредил меня тот, кого я про себя называл Тощим, в отличие от более крупного и выделявшегося широкими плечами Высокого. - И не отставай. Тут в одиночку бродить не стоит, если жизнь дорога.
    - Угу, - буркнул я. Отвлекаться на более пространные разговоры мне было недосуг, поскольку я был занят тем, что пытался отжать воду из своих длинных волос, собранных в хвост на затылке. Холодные струйки стекали за воротник, рождая весьма неприятные ощущения.
    - Не отставай! - обернувшись на ходу, окликнул меня Высокий.
    Поминутно пригибаясь, чтобы не разбить макушку о выступающие из неровной кладки низких сводов камни, мы углубились в подземный ход. Через каждые несколько шагов справа или слева зияли темные провалы боковых ответвлений. Из них тянуло затхлостью, холодом, а иногда раздавался крысиный писк. Впрочем, петлявший под немыслимыми углами проход, по которому мы шли, был ничем не лучше. Воняло здесь преотвратно, под ногами временами что-то противно хлюпало, хрустели панцири дохлых мясных жуков. А один раз я едва не растянулся в полный рост, зацепившись ногой за глухо звякнувший обрывок ржавой цепи. От падения спасла лишь поспешность, с которой я схватился за плащ шедшего впереди Высокого.
    - Эй, ты чего?! - дёрнулся он от неожиданности и выматерился, стукнувшись макушкой о потолок. Факел в его руке покачнулся, затрещал, пламя заметалось, потускнело и едва не погасло.
    - Извини. Споткнулся. Нужно было восстановить равновесие, - успокоил его я.
    - Равновесие он восстанавливает, маг воды, мать твою туда! Башку из-за тебя разбил! - рыкнул Высокий, и эхо его голоса прокатилось по подземелью.
    - Вы, двое, нечего здесь орать! - раздался из темноты голос Тощего, который с первого взгляда показался мне парнем резким и нервным. - Идёмте быстрее! Он не любит, когда опаздывают. У нас серьёзная гильдия, а не какое-нибудь...
    Мы двинулись дальше и оставшийся путь преодолели без происшествий. Пару раз мне почудилось в боковых проходах чье-то присутствие, и даже будто бы послышался звон оружия или цепи, но полной уверенности в этом не было.
    Неровный пол вскоре сменился ступенями узкой каменной лестницы. Воздух стал заметно чище и суше, а проход, в который мы попали, преодолев подъем, оказался выше и шире, чем лабиринт внизу. Да и светло тут было - благодаря факелам, вставленным в железные держатели, закрепленным над каждой дверью. А дверей тех насчитывалось не меньше полудюжины. Мои провожатые миновали первые три, а затем остановились перед четвёртой, с виду неотличимой от остальных.
    - Здесь? - на всякий случай уточнил я.
    - Ага, - кивнул Тощий. - И будь повежливее.
    - Не учи учёного, - ответил я и толкнул обитую железными полосами дубовую створку.
    Дверь совершенно бесшумно затворилась за моей спиной и взору предстала довольно просторная, просто обставленная комната со сводчатым потолком, которую освещали магические светильники. Прямо напротив двери за прочным деревянным столом сидел ничем не примечательный человек средних лет. Он приветливо мне кивнул и сделал рукой слабый жест, приглашая присесть на стоявшую рядом с его столом скамейку. Я поклонился и так же молча последовал приглашению. Чего зря сотрясать воздух, раз у них тут заведено встречать гостей без лишних слов.
    Хозяин кабинета просидел так ещё какое-то время, углубившись в разложенные перед ним бумаги. Я от нечего делать рассматривал корешки книг на полках, занимавших всю стену за его спиной. Наконец, мне соизволили уделить внимание.
    - Так значит, это тебя нам прислали из Фаринга, - скорее утвердительно, нежели вопросительно произнес неприметный человек.
    - Да, меня, - подтвердил я и, набравшись наглости, спросил:
    - А ты, стало быть, здесь главный?
    В ответ он только спокойно улыбнулся и произнес:
    - Можешь называть меня Эрик.
    - А меня зовут... - привстал было я.
    - Знаю, знаю. Мой друг из Фаринга сообщил о тебе всё, что нужно, в письме. Неплохо, должен признать, для столь молодого человека. Хотя мы и рассчитывали, что они пришлют кого-нибудь поопытнее. Впрочем, времена сейчас непростые. Гнусные, прямо скажем, времена... Вот и приходится на дело новичков посылать.
    - Думаете, не справлюсь? - сдерживая подступающее раздражение, спросил я.
    - Справишься, куда ты денешься, - рассеянно ответил Эрик, который уже вновь зашелестел своими бумагами.
    - Что вы мне поручите? - поинтересовался я.
    - Терпение, мой друг, терпение... Так, что тут у нас? Гуго из шайки южномиртанских бандитов... Нет, это не то. Ватага Кривого. Ну, с этими и стража разберётся... А, вот! Взгляни-ка на этот любопытный документ, - протянул мне Эрик потрёпанный обрывок бумаги.

    Полный текст здесь.


    Миссия капитана Рена

    Spoiler:(zum lesen bitte Text markieren)
    Лёгкая каравелла, уверенно подхватывая струи свежего ветра треугольными полотнищами парусов, резала форштевнем покатые бока волн. Курс она держала на юго-восток. Клонящееся к окоёму солнце золотило её высокую корму, на которой в этот час находились четверо. Три человека и необычайно крупный и сильный орк той породы, что издревле населяет острова Миртанского моря - с низким покатым лбом и густой бурой шерстью по всему телу. Волосатый, на пару со смуглым худощавым парнем, уверенно удерживал румпель, не позволяя судну рыскать и терять ветер. И орк, и его напарник внимательно прислушивались к беседе, которую вели два других человека.
    - ...И тогда мы решили уйти из команды Грега, - говорил один из них. Он был молод, хотя уже далеко не мальчик, широкоплеч, темноволос. Одет в проклёпанную куртку из коричневой замши, из-под которой выглядывал ворот белоснежной рубашки из тончайшей варрантской ткани. Украшенные золотым шитьём пояс и перевязь отменной шпаги выдавали его высокое положение на судне. В то же время, отмеченное косым шрамом обветренное лицо не отличалось изяществом черт и, как могло показаться, принадлежало недотёпе и простаку, если бы не глаза - живые, дерзкие и умные.
    Его собеседник, кутавшийся в зеленовато-синюю мантию светловолосый немолодой маг, поднял на него заинтересованный взгляд и спросил:
    - И что одноглазый? Сильно разозлился? Насколько я его помню, он никогда не отличался покладистым нравом.
    - Взбесился, разумеется, - кивнул молодой человек. - Но потом угомонился. Тем более что мы имели полное право так поступить. По пиратскому обычаю...
    - Знаю-знаю, - усмехнулся маг. - Думаешь, я век в этой хламиде хожу? Приходилось мне носить и моряцкую куртку.
    - В самом деле? Вам каждый раз удаётся меня удивить, уважаемый Риордиан! Надеюсь, расскажете о своих плаваниях?
    - Непременно, но как-нибудь в другой раз. Пока же мне не терпится дослушать твою историю.
    - Можно многое рассказать, но нам на это ночи не хватит, - проговорил парень, задумчиво потирая левую щёку, украшенную старым шрамом. - Если коротко, мы решили завязать с пиратским ремеслом и заняться более мирными делами. Не могу сказать, чтобы наш новый промысел был законным - контрабанда, в основном. Или вот поручения вроде вашего...
    - О, в данном случае вы целиком и полностью на стороне закона, капитан Рен! - поспешил заверить его маг.
    - Именно поэтому вы наняли меня, чтобы я тайно отвёз вас с вашими людьми в Гатию и обратно?
    - Видишь ли, время сейчас опасное и тревожное. Правитель Ли только-только заключил прочный союз с кочевниками Варранта и установил перемирие с орками. И среди людей, и среди волосатого народа, - при этих словах Риордиан невольно покосился в сторону стоявшего на руле орка, - немало противников примирения. Поэтому мы вынуждены действовать тайно, хотя наша миссия благородна и послужит благу Миртаны. Она очень важна, и не случайно мы обратились к прославленному Морскому Дракону Рену - благородному пирату...
    - Не трудитесь, я вам и так верю! - засмеявшись, воскликнул Рен. - И не стоит так подозрительно смотреть на Кушрока. Уж он-то всецело за мир между нашими народами.
    - Просто не могу привыкнуть к орку в команде, - проворчал маг, но, не желая никого обидеть, сразу же перевёл разговор на другую тему. - А это судно? Ты ведь говорил, что вы нашли брошенный гукор на берегу Лесмора. А мы сейчас находимся на борту каравеллы. Неужели ты хочешь сказать, что прежний владелец отдал её вам просто так, без кровопролития?
    - Представьте себе, почтенный Риордиан, без единой капли крови. Даже вина с ним выпили в честь удачной для нас обоих сделки. Эта каравелла построена по моему заказу на верфи Юранских островов мастером, известным далеко за пределами этого архипелага. И мы за неё честно расплатились. К тому времени у нас накопилось достаточное количество золота, жемчуга и магической руды. А наш гукор, хоть и очень ладный и быстрый, оказался построен из сырого леса и долго не прослужил. Теперь его, наверное, давным-давно разобрали на дрова. Я назвал в честь него новое судно, именно поэтому эта каравелла тоже зовётся "Гарпией". Одноглазый Грег не уставал повторять, что переименовывать корабль - плохая примета, и что он в этом убедился на собственном горьком опыте... Как бы там ни было, надеюсь, что судьба новой "Гарпии" окажется более благополучной, чем у моего первого корабля.
    - Я тоже надеюсь на это и буду молить Аданоса об удаче для вашей команды.
    Оба собеседника замолчали, глядя на солнце за кормой, которое как раз коснулось налитым расплавленной медью краем поверхности моря. Тем временем над палубой разнёсся надтреснутый звон рынды, по трапу простучали лёгкие шаги, и перед Реном вырос высокий, стройный, с претензией на роскошь и изящество одетый человек.
    - Моя вахта, капитан, - сказал он.
    - Хорошо, Дарион, приступай. Ветер попутный, тебе только и остаётся, что следить за курсом.
    - Будет исполнено, капитан, - поклонился названный Дарионом моряк.
    - Повезло мне с помощником, - обращаясь к магу, весело сказал Рен. - Отличный моряк и воин. Умел, храбр и ввязываться в опасные приключения любит не меньше, чем я. К тому же неплохо владеет магией и кузнечным ремеслом, да ещё и зелья варит отменные.
    - Вот как, и магией владеет! - удивлённо поднял брови Риордиан. - Где же ты такого нашёл?
    - Вы меня, наверное, не помните, - усмехнулся помощник. - А между тем мы встречались. Я как-то поправлял оковку на вашем магическом посохе, когда вы прибыли в лагерь Братства Спящего вместе с почтенным Сатурасом для встречи с Ю-Берионом.
    Удивлению Риордиана не было предела.
    - Так ты тоже был за Барьером! - воскликнул он. - Вот оно что...
    - Да, я был кузнецом в лагере на болотах. Правда, теперь мне редко приходится стоять у наковальни. Обязанности старшего помощника не оставляют на это время. Однако иногда приходится это делать, когда возникает нужда. К тому же, мне очень нравится это занятие.
    - Но как же ты?..
    - Как я оказался среди пиратов? О, эта история наверняка покажется вам довольно занимательной. Но я расскажу немного позже, если позволите. Сейчас мне нужно приступить к своим обязанностям, - вежливо улыбнулся Дарион.
    - Не смею больше отвлекать, - без тени обиды или недовольства кивнул Риордиан и степенно пошагал прочь. Он покинул ют и, уверенно ступая по качающейся палубе, направился на бак, где его ожидали спутники - пятеро мощных парней, до поры попрятавших в рундуки свои наёмничьи доспехи, что носили следы многих битв. Свита мага отличалась редкостной молчаливостью, с пиратами Рена эти люди говорили мало, исключительно о делах обыденных, и ни разу не коснулись в разговоре цели путешествия.

    Полный текст здесь.
    "Ночь Ворона" - последняя "Готика".
    Wilde ist offline

  7. #7 Zitieren
    Ehrengarde Avatar von Olor1n
    Registriert seit
    Aug 2009
    Ort
    Russia, LosEngels=)
    Beitrge
    2.619
    Соскучился по твоим рассказам, особенно того толка, что расширяют ЛОР, не внося видимых противоречий в оригинал. Отчасти даже мэшап получается, хотя но совсем то определение. "История человека без имени" в этом плане просто шикарный рассказ, не просто происходящий в знакомых декорациях, но ещё и немного по-иному расставляющий свет на сыгранных пъессах.

    Поэтому отдельно среди всех твоих рассказов стоит рассматривать "Миссию капитана Рэна" из-за того, что он привязан к "Хроникам робаридских войн". Хроники рассказ конечно очень хороший и шедевральный, но не просто по-другому рассматриващий события Миртаны, но и переписываюющий их. Поэтому декорации очень сильно меняются, что, к счастью, не повлияло на восприятие этого очень неплохого рассказа о Рэне, даже добав новых ощущений из-за вольности обращения с оригиналом. Ещё радует, что "Долгий путь" оказался не затронутым, уж очень он органично не трогает всё то, что осветили Пираньи в трилогии.

    Однозначное спасибо за эти произведения и ещё большая похвала.
    [Bild: sigpic127933_9.gif]
    просто OlorIn... но ник был занят
    Olor1n ist offline

  8. #8 Zitieren
    Krieger Avatar von Wilde
    Registriert seit
    Aug 2009
    Beitrge
    437
    Спасибо!
    "Ночь Ворона" - последняя "Готика".
    Wilde ist offline

  9. #9 Zitieren
    Krieger Avatar von Wilde
    Registriert seit
    Aug 2009
    Beitrge
    437
    Не помню, на прошлогодние рассказы я тут ссылки давал?

    "Контрабандист"


    "Кладоискатели"
    "Ночь Ворона" - последняя "Готика".
    Wilde ist offline

  10. #10 Zitieren
    Ehrengarde Avatar von Olor1n
    Registriert seit
    Aug 2009
    Ort
    Russia, LosEngels=)
    Beitrge
    2.619
    да, были, однако, по случаю, лишний раз перечитал
    [Bild: sigpic127933_9.gif]
    просто OlorIn... но ник был занят
    Olor1n ist offline

  11. #11 Zitieren
    Krieger Avatar von Wilde
    Registriert seit
    Aug 2009
    Beitrge
    437
    Начал я тут один литературно-графический проектик. Пока сам не знаю, что выйдет.

    [Bild: ]
    "Ночь Ворона" - последняя "Готика".
    Wilde ist offline Gendert von Wilde (14.10.2014 um 12:38 Uhr)

  12. #12 Zitieren
    Krieger Avatar von Wilde
    Registriert seit
    Aug 2009
    Beitrge
    437
    Выложил вторую часть "Новых приключений Безымянного", ссылка на которые - в предыдущем посте.

    [Bild: ]
    "Ночь Ворона" - последняя "Готика".
    Wilde ist offline Gendert von Wilde (14.10.2014 um 12:39 Uhr)

  13. #13 Zitieren
    Krieger Avatar von Wilde
    Registriert seit
    Aug 2009
    Beitrge
    437
    Мой новый рассказ "Во мгле прошлого" - об истории Яркендара.

    Холодные щупальца тумана неслышно тянулись из-под крон гигантских деревьев, чьи корни уходили в бездонную глубину болота. Словно вражеский лазутчик, туман крался под прикрытием широких листьев папоротника, мокрым языком пробовал на вкус подушки лишайников, которыми обросли тёмные камни древних руин. Крадучись вползал на оплывшие террасы, увенчанные развалинами некогда величественного храма. И вот уже серые прозрачные ладони сначала робко, а потом всё более решительно ощупывают крутые ступени святилища, грозя поглотить его, окутать сырой мглой до верхушек не сломленных временем колонн, а потом разлиться вокруг и затопить всю долину до самых склонов гор, что обступили её со всех сторон.
    Но вдруг с востока, прорвавшись сквозь узкую щель между скалами, ударило золотое копьё. Луч восходящего солнца вонзился в стену храма, и остатки росписи на пятнах штукатурки, ещё покрывавшей кое-где старые камни, заиграли сочными, первозданными красками. Туман испуганно отдёрнул щупальца и стал торопливо отползать от разрушенного святилища обратно в болото, распадаясь на рваные клочья и оставляя после себя блестящие капли росы на траве и листьях деревьев.

    Полная версия: http://samlib.ru/editors/d/dikarx/00...0000001f.shtml


    Рассказ-шутка "Бажественная история"
    (если что, ошибки в названии нет)

    На Хоринис опустился тёплый летний вечер. Торговцы на рыночной площади начали убирать с лотков товары. Маг Ватрас закончил свою проповедь о деяниях богов и скрылся в часовне, чтобы предаться там ночной молитве. Стражники зажгли масляные светильники, расставленные по всему Хоринису на прочных столбах. Горожане стали понемногу покидать улицы, лавки и мастерские, собираясь в тавернах или расходясь по домам.

    ***
    В "Весёлой маске", заведении Корагона, было, как всегда в этот вечерний час, многолюдно. За столиками в ожидании выпивки разместились посетители, лениво перебрасываясь отрывистыми фразами:
    - Я не знаю, кто его так отделал.
    - В наше время никому нельзя доверять.
    - Да, раньше всё было совсем иначе...

    Полная версия: http://samlib.ru/editors/d/dikarx/00...0000002s.shtml
    "Ночь Ворона" - последняя "Готика".
    Wilde ist offline

  14. #14 Zitieren
    Veteran Avatar von Stics
    Registriert seit
    Oct 2010
    Ort
    Russland, Krasnodar
    Beitrge
    522
    )) Прыг-скок, дааа... Веселая история, сам такой стиль предпочитаю )
    Stics ist offline

  15. #15 Zitieren
    Krieger Avatar von Wilde
    Registriert seit
    Aug 2009
    Beitrge
    437
    3 и 4 части "Новых приключений Безымянного"

    [Bild: ]

    [Bild: ]

    Скачать можно здесь.
    "Ночь Ворона" - последняя "Готика".
    Wilde ist offline

  16. #16 Zitieren
    Krieger Avatar von Wilde
    Registriert seit
    Aug 2009
    Beitrge
    437
    Для желающих вновь окунуться в атмосферу "Готики".

    Рассказ "Долг"
    Spoiler:(zum lesen bitte Text markieren)
    (...)
    Гомез удивлённо умолк, оборвав себя на полуслове. Он вслушался в странные звуки, издаваемые Корристо. До барона не сразу дошло, что старый маг смеётся, а это само по себе с отбитыми усердной стражей рёбрами было не так-то легко.
    - Чего ржёшь? Спятил с перепуга? - прогудел озадаченный таким поведением Шрам.
    - Ты дурак, Гомез! Все вы идиоты. Тупые, как бараны Онара. Полорогие и кучерявые! - давясь смехом, хрипел Корристо. - Вы и власть-то столько лет удерживали только потому, что правите ещё большими баранами, чем вы сами!
    - А можно ближе к делу? - поморщился Гомез, пытаясь отогнать вдруг заструившийся под сердцем холодок тревоги.
    - Способ разрушить Барьер был. Я бы ни за что им не воспользовался, ибо королевское войско должно бесперебойно получать руду. Но он был. А теперь его нет. Ты только что сам, своими руками и дурацкими приказами лишил себя этой возможности. Чтобы уничтожить Барьер, нужны силы двенадцати магов. Двенадцати! А ты убил моих учеников... - голос старого мага снизился до хриплого шёпота, а потом вдруг поднялся и загремел, казалось, на весь замок, с гулом отдаваясь в ушах. - Именем Инноса я проклинаю тебя, всех твоих подручных и весь этот грязный лагерь! И проклятье моё настигнет всех вас очень скоро!
    Выкрикнув эти страшные слова, Корристо плюнул в лицо рудного барона, перепачкав его кровью. Никто не успел заметить, когда Гомез оказался на ногах, но скамейка уже отлетела в сторону и великолепный меч барона, служивший предметом зависти для всей Долины Рудников, без труда прошил тяжёлую, усиленную магией ткань мантии Корристо и скрежетнул по каменной кладке за спиной уже мёртвого мага...

    Текст целиком.


    И его продолжение - рассказ "Измена"
    Spoiler:(zum lesen bitte Text markieren)

    (...)
    "Мы смяли измотанные долгими боями и лишениями отряды Гелона, перебили их почти поголовно. Сам Гелон погиб в бою. Но и нам победа далась недёшево, так как враги, причинившие так много горя Миртанскому королевству, не очень-то рассчитывали на снисхождение и дрались отчаянно. Думаю, нет особой нужды говорить, что во время сражений я старался оказываться с самых опасных местах и проявлял чудеса храбрости, граничащей с безрассудством. Желание прославиться во что бы то ни стало заглушало во мне голос разума и осторожность.
    Тем временем Люкор не раз делал попытки смять войско генерала Ли и прорваться на помощь Гелону. Однако все его нападения были успешно отбиты ополченцами и наёмниками, которые, как ни странно, при этом почти не несли потерь. Ли ухитрился завоевать доверие некоторых вождей пустынных кочевников, которые никогда не ощущали особого родства с остальными варантцами, и те вовремя предупреждали его о готовящемся наступлении. Тогда этот сын не то крестьянина, не то рудокопа так располагал свои войска, что в любом направлении враг натыкался на ливень стрел и железный строй наёмников..."

    Текст целиком.




    Пятая часть "Новых приключений Безымянного"

    [Bild: ]

    Все части по-прежнему здесь.
    Если не зарегистрированы на Worldofplayers.ru, то ищите их "ВКонтакте", там тоже есть.
    "Ночь Ворона" - последняя "Готика".
    Wilde ist offline

  17. #17 Zitieren
    Krieger Avatar von Wilde
    Registriert seit
    Aug 2009
    Beitrge
    437
    Здесь ещё кто-то бывает?
    Тогда новые (относительно) рассказы:


    В поисках Хроманина
    Попытка пролить свет на одну из самых жгучих загадок Долины Рудников. Но, похоже, свет не пролил, а напустил дополнительного тумана.

    Spoiler:(zum lesen bitte Text markieren)

    Я выронил из рук кирку и устало опустился на холодный камень забоя рядом с Олдриком. Мой товарищ, что-то негромко напевая, уже развернул серую от ветхости и жира тряпицу и принялся делить наши скудные припасы на три части, ловко орудуя обломком ножа.
    - Куда это Гонсало запропастился? - спросил я, только теперь заметив отсутствие третьего рудокопа, который обычно работал рядом с нами.
    - Сказал, что хочет разведать заброшенный штрек. Там как раз недавно стражи из Братства повыбили ползунов. А, может, попросту отлынивает от работы и дуется с Алефом в кости. Ты же знаешь этих бездельников, - прервав пение, просветил меня Олдрик. - Жрать захочет, придёт. Лучше посмотри, что у меня есть, - добавил он, с торжественным видом извлекая из сумки глиняную бутылку.
    - Пиво? - уточнил я.
    - Угу, - отозвался Олдрик, уже начавший набивать рот затвердевшим от времени сыром. - Кислятина, конечно. Но здесь другого не бывает.
    Мы уже почти расправились со своими скудными пайками и успели по паре раз приложиться к бутылке, когда появился Гонсало. Выглядел варантец очень в